WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


«Экзистенциальная феноменология в Германии первой половины 20 века: истоки и сущность» по специальности «09.00.03 – история философии»

Автореферат диссертации

 

Белорусский ГОСУДАРСТВЕННЫЙ Университет

УДК 1(430)(091)(043.3) + 165.62(430)(091)(043.3)

 

 

 

БЕДРИЦКАЯ

Наталия Вацлавовна

 

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ В ГЕРМАНИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 20 ВЕКА: ИСТОКИ И СУЩНОСТЬ

 

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени кандидата философских наук

по специальности 09.00.03 – история философии

Минск, 2012


Работа выполнена в Белорусском государственном университете.

Научный руководитель –

Наливайко Инна Михайловна,

кандидат философских наук, доцент,

доцент кафедры философии культуры

Белорусского государственного университета.

Официальные оппоненты:

Дорошевич Энгельс Константинович,

доктор философских наук, профессор,

профессор кафедры этнологии и фольклора

УО «Белорусский государственный

университет культуры и искусств»;

Майборода Дмитрий Владимирович,

кандидат философских наук, доцент,

доцент кафедры философии и логики

УО «Минский государственный

лингвистический университет».

Оппонирующая организация –

ГНУ «Институт философии

Национальной академии наук Беларуси».

Защита состоится 12 апреля 2012 г. в 16.00 часов на заседании совета по защите диссертаций Д 02.01.13 при Белорусском государственном университете

по адресу: 220030, г. Минск, ул. Ленинградская, 8 (юридический факультет), ауд. 407. Телефон ученого секретаря – (017) 209-57-09.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке

Белорусского государственного университета.

Автореферат разослан ________________ 2012 г.

Ученый секретарь

совета по защите диссертаций,

кандидат философских наук, доцент                                  А.П. Ждановский


КРАТКОЕ ВВЕДЕНИЕ

Особенности и тенденции, характеризующие современное состояние культуры и общества, осмысливаются, как правило, в их тесной связи с процессом «глобализации», с размыванием национально-культурных границ, увеличением степени открытости разнородных обществ, возрастанием интенсивности информационных потоков. Республика Беларусь ориентирована на самостоятельное определение приоритетов социально-экономического развития страны, на выбор и осуществление автономной политической стратегии, однако уже в силу своего геополитического положения она с необходимостью оказывается вовлеченной в вышеуказанные «глобализационные» процессы и испытывает их непосредственное влияние.

В настоящее время широко распространены как позитивные, так и негативные оценки глобализационных процессов. При этом все чаще подчеркивается, что вышеуказанные процессы, происходящие в современном мире, не только оказывают принципиальное влияние на экономическую, политическую и другие сферы, связанные с жизнью общества в целом, но имеют, быть может, менее очевидные, но не менее значимые последствия, приводящие к трансформации не только общепринятых моделей поведения людей в пространстве публичности, но также к изменению характера самоосмысления и самосозидания каждой отдельной личности. В результате, с одной стороны, современная ситуация характеризуется утратой мировоззренческих ориентиров, расшатыванием сложившейся системы ценностей, стереотипов мышления и поведения. С другой стороны, в условиях социально-экономических, политических и культурных трансформаций общественным идеалом становится самодостаточная, инициативная и устойчивая личность как основа возрастающего в цене «человеческого капитала». Обозначенные тенденции, вынуждающие к самоопределению в условиях «кризиса идентификации», делают необходимым и чрезвычайно значимым философское осмысление сущности человеческого бытия и специфики существования человека в современных условиях. И хотя указанная тема принадлежит к числу вечных, в каждую эпоху она приобретает новое звучание. Соответственно, в каждую эпоху философы стараются найти инструментарий, служащий для концептуализации проблем, с которыми сталкивается человек в своем ежедневном существовании, и для построения системы ценностных ориентиров. Один из философских методов, наиболее адекватных существу рассматриваемого предмета, т. е. наиболее подходящих для выявления и осмысления различных аспектов бытия человека, может быть найден в феноменологии как одном из наиболее значимых и популярных направлений в современной философии.

История развития феноменологии, на наш взгляд, демонстрирует закономерное и необходимое в современной духовной ситуации движение, в ходе которого философия, не утрачивая своего академического статуса, становится продуктивной для осмысления различных аспектов повседневного существования человека, прежде всего, «болевых точек» его жизни. Результатом актуализации экзистенциального потенциала феноменологии стало выделение в Германии в первой половине 20 века экзистенциальной феноменологии как одного из направлений феноменологического движения. Свой вклад в развитие экзистенциальной феноменологии внесли многие исследователи – Г. Райнер, Д. фон Гильдебранд, Э. Финк, М. Мерло-Понти, Э. Левинас, Я. Паточка, Б. Вальденфельс, Дж. Комптон, М. Генри, М. Натансон и др., однако основы данного направления были заложены в работах М. Хайдеггера, Х. Арендт и М. Шелера – философию последнего ряд исследователей рассматривают в качестве близкой по содержанию центральным идеям немецкой экзистенциальной феноменологии первой половины 20 века. Традиционно вышеназванных философов также причисляют к иным философским течениям: например, М. Хайдеггера – к экзистенциализму, М. Шелера – к философской антропологии, Х. Арендт – к политической философии. Не отрицая правомерности подобного рубрицирования, мы, тем не менее, хотим подчеркнуть, что созвучность рассматриваемых данными мыслителями тем и проблем, наблюдающаяся преемственность и комплиментарность их работ, а также общность методологических оснований позволяют объединить их концепции в рамках «экзистенциальной феноменологии». Более того, временная дистанция дает возможность по-новому взглянуть на определенный историко-философский период, увидеть концепции философов в завершенном и многогранном виде, выявить их истоки и влияние, оказанное на развитие философии определенного периода, наконец, увидеть тенденции, которые отражаются в творчестве многих мыслителей.

Как свидетельствует история философии 20 века, трансформации исходной философской программы феноменологии, произошедшие благодаря появлению ее экзистенциальной версии, стали залогом всемирной популярности данного направления. Более того, работы представителей экзистенциальной феноменологии заложили основы неклассического стиля философствования, дали импульс к формированию новых идеалов и норм философского и научного знания. Вместе с тем, специфика экзистенциальной феноменологии как самостоятельного направления до настоящего времени остается недостаточно изученной: в отечественной историко-философской науке понятие «экзистенциальная феноменология» до настоящего времени не определено, в справочных и учебных изданиях отсутствует информация о специфике данного направления и др.

Таким образом,



Актуальность данного исследования обусловлена рядом обстоятельств. Во-первых, оно посвящено одному из наиболее влиятельных и продуктивных направлений в современной философии, которое имело принципиальное значение для формирования неклассического типа философствования, связанного с содержательной и стилистической перестройкой философского дискурса, для самоопределения философии в новой социокультурной ситуации и формирования соответствующего идеала философского знания. Во-вторых, наличие определенной временной дистанции по отношению к периоду формирования, развития и взаимовлияния концепций значимых философов 20 века дает основания для пересмотра сложившихся историко-философских рубрикаций и создания новых, учитывающих более широкий историко-философский контекст. В-третьих, как свидетельствует история современной философии, обращение к экзистенциальным проблемам стало одной из самых продуктивных линий развития феноменологии. Ее огромную популярность в 20 веке можно объяснить тем, что представителям этого направления удалось осуществить наиболее точную философскую концептуализацию специфики мировоззренческой, духовной и социальной ситуации того времени, акцентировать негативные, опасные тенденции и предложить способы их преодоления. Вместе с тем, мировоззренческая ситуация периода становления немецкой экзистенциальной феноменологии, роста ее популярности и рецепции в рамках других философских школ и направлений сопоставима с сегодняшней ситуацией по значимости трансформаций, знаменующих переход к иному состоянию культуры и мировоззренческие поиски, связанные с этим переходом. Поэтому экзистенциальная феноменология, соединяя методологическую скрупулезность и глубину в осмыслении краеугольных моментов человеческого существования, может и сегодня предложить философский инструментарий для выявления истоков и, что, безусловно, еще более значимо, путей преодоления тех проблем, с которыми сталкиваются общество и каждый человек в сфере духовности, морали, в процессе осуществления ценностного выбора и выстраивания отношений с другими людьми, другими культурами и традициями. Реализация подходов, разработанных экзистенциальными феноменологами, дает ключ для выявления и оценки тенденций, характеризующих современное состояние культуры и общества, без философского осмысления которых невозможно самоопределение человека в условиях «глобализирующегося» и «виртуализирующегося» мира.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Связь работы с крупными научными программами (проектами) и темами

Диссертация выполнена на кафедре философии культуры Белорусского государственного университета в рамках научных тем:

«Белорусская философская традиция в контексте цивилизационных парадигм Запада и Востока», выполненной в соответствии с Государственной комплексной программой научных исследований на 2006 – 2010 гг. (ГКПНИ «Экономика и общество»), № госрегистрации 20061146;

«Кросс-культурные процессы и их отражение в философской мысли Беларуси», разработанной в 2006 – 2010 гг., № госрегистрации 20061232.

Цель и задачи исследования

Целью данного исследования является историко-философская реконструкция и содержательный анализ истоков и сущности экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века.

Для достижения поставленной цели необходимым является решение следующих задач:

выявить концептуальные истоки экзистенциальной феноменологии путем реконструкции историко-философского контекста ее возникновения;

охарактеризовать методологические истоки экзистенциальной феноменологии посредством раскрытия экзистенциального потенциала исходной философской программы феноменологии;

определить место и роль экзистенциальной феноменологии в рамках феноменологического движения в Германии первой половины 20 века путем компаративного анализа с трансцендентальной конститутивной и реалистической феноменологией;

проанализировать трансформации феноменологического метода в экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века, обусловленные его применением к исследованию человеческой экзистенции;

выявить основные способы тематизации человеческой экзистенции в экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века;

определить экзистенциальный статус «со-бытийности» с позиции экзистенциальной феноменологии.

Объектом диссертационного исследования является феноменологическая традиция в современной философии.

Предметом исследования являются истоки и сущность экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века.

Положения, выносимые на защиту

1. Экзистенциальная феноменология представляет собой самостоятельное философское течение, которое возникает в Германии в первой половине 20 века как философский инструментарий для выявления истоков и путей преодоления тех проблем, которые ставит перед человеком мировоззренческая, духовная и социальная ситуация рассматриваемого исторического периода. Основными концептуальными истоками экзистенциальной феноменологии выступают идеи Э. Гуссерля, экзистенциальная философия и философия жизни. Экзистенциальную феноменологию не следует отождествлять ни с феноменологией Э. Гуссерля, результатом закономерной эволюции которой она является, ни с экзистенциализмом 20 века, по отношению к которому она сама может рассматриваться как теоретико-методологическая основа.

2. В исходной философской программе феноменологии содержался определенный экзистенциальный потенциал, заключавшийся в специфике феноменологического метода и способе постановки и содержательной реализации сформулированных Э. Гуссерлем задач, что и послужило методологическим истоком экзистенциальной феноменологии. Рассмотрение Э. Гуссерлем сознания как смыслосозидающей деятельности, временнoго потока и интенциональности повлекло за собой разработку особого феноменологического метода, применимого к различным предметным областям, включая и человеческую экзистенцию. Для возникновения экзистенциальной феноменологии принципиальное значение также имели выдвинутая Э. Гуссерлем эпистемологическая задача, предполагающая выявление основ всех наук и создание универсальной науки, и «мировоззренческая» задача, связанная с обнаружением в феноменологии потенциала для преодоления «кризиса европейских наук» и обусловленного им «кризиса европейского человечества». Реализация указанных задач обусловила включение в проблемное поле философского исследования вопросов, имеющих непосредственное отношение к существованию человека, что способствовало обращению феноменологии к экзистенциальной проблематике.

3. Экзистенциальная феноменология является одним из доминирующих направлений феноменологического движения первой половины 20 века наряду с трансцендентальной конститутивной феноменологией и реалистической феноменологией. Принципиальное своеобразие экзистенциальной феноменологии, отличающее ее как от трансцендентальной конститутивной, так и от реалистической версии, состоит в ограничении предмета феноменологического исследования человеческой экзистенцией и непосредственно соотнесенными с ней феноменами. При этом экзистенциальная феноменология сохраняет характер трансцендентальной философии, что принципиальным образом отличает ее от экзистенциализма 20 века. Тем не менее, от трансцендентальной конститутивной феноменологии данное направление отличает критика «имманетизма» и «чистого эссенциализма», т. е. отказ от ограничения феноменологического исследования анализом чистых предметов сознания и корреспондирующих с ними актов и обращение к исследованию вещей, независимых от субъекта, но обретающих смысл в зависимости от его способа бытия-в-мире. Отличие экзистенциальной феноменологии от реалистической состоит в выведении смысла вещей из субъективности (в ее обусловленности миром, телесностью и множественностью), а не сущностно обоснованной объективности, а также в новом содержательном наполнении понятия экзистенции, т. е. в его применении исключительно для обозначения специфического существования человека.

4. В соответствии со спецификой исследуемой предметной области в экзистенциальной феноменологии осуществляется корректировка феноменологического метода. Это предполагает отказ от позиции незаинтересованного наблюдателя и преодоление дуализма субъекта и объекта познания, т. е. рассмотрение феноменологического опыта как источника взаимного преобразования человека и вещи. Кроме того, осуществляется переосмысление содержания базовых составляющих феноменологического метода. Идея феноменологической установки означает для представителей экзистенциальной феноменологии не только переход от повседневного или естественнонаучного способа понимания вещей к феноменологическому, но также экзистенциальную трансформацию феноменолога. феноменологическая редукция рассматривается представителями экзистенциальной феноменологии как исключительно методическое средство для обнаружения первоначального, дорефлексивного и допредикативного слоя опыта. Гуссерлевская идея интуитивного видения сущностей используется в качестве методологического основания для констатации существования индивидуальных и противящихся речевой артикуляции сущностей, требующих практики особого типа интерпретации результатов феноменологических исследований, подразумевающих самостоятельную активность читателя (слушателя).

5. Критическая составляющая феноменологического метода оборачивается в экзистенциальной феноменологии требованием предваряющей деструкции объективирующих и редукционистских определений человека с целью создания основы для его антиэссенциалистского понимания. При этом, если замечания М. Шелера имеют целью устранить «наслоения», препятствующие подлинному видению человека, которые являются результатом естественнонаучного и повседневного редуцирования, то еще более радикальная позиция М. Хайдеггера и Х. Арендт связана с отказом от любого содержательного определения человека и рассмотрением человеческой экзистенции исключительно как возможности. По мнению экзистенциальных феноменологов, человеческое существование всегда подразумевает необходимость осуществления выбора, следствием которого явится существование в модусе собственности или несобственности. Выделение двух указанных модусов существования – собственного и несобственного – становится центральным моментом в понимании человеческой экзистенции в рамках экзистенциальной феноменологии, представляя собой экзистенциальную проекцию идеи Э. Гуссерля о различии естественной и феноменологической установок.

6. Одной из конститутивных характеристик экзистенции человека с позиции экзистенциальных феноменологов является «со-бытийность», которая одновременно отсылает к двум определяющим человеческое существование моментам – бытию с другими (совместности) и темпоральности. Утверждение исходной и неизбывной совместности человеческого существования в экзистенциальной феноменологии включает позитивный и негативный смысл. Негативный смысл связан с характеристикой повседневного способа существования человека в пространстве публичности, ведущего к отказу от реализации человеком собственных бытийных возможностей. Позитивный смысл следует из признания условием индивидуации, ведущей к существованию в модусе собственности, не самоизоляции человека, но собственного бытия с другими, базирующегося на постижении уникальности бытийных возможностей каждого, которые не могут быть уравнены, но должны быть постигнуты в их инаковости. Условием индивидуации в экзистенциальной феноменологии также признается встреча с высшей онтологической реальностью, которая рассматривается как событие, образующее разлом в привычном линейном течении гомогенного темпорального потока и выявляющее экзистенциальный (качественный, необъективированный) аспект времени, благодаря чему раскрывается его индивидуализирующий характер, т. е. способность определять целое человеческой экзистенции в ее уникальности.

Личный вклад соискателя

Диссертационная работа является результатом самостоятельно проведен-ной соискателем научной работы и представляет собой целостное философско-методологическое исследование истоков и сущности экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века. Дополнительным свидетельством самостоятельности соискателя в получении научных результатов, представленных в диссертации, является то, что все публикации по теме исследования написаны без соавторов.

Для обеспечения надлежащего уровня исследования соискателем была также проделана значительная работа по переводу и включению в отечественный историко-философский дискурс малоизученных работ, относящихся к первоисточникам (прежде всего, ранних работ М. Шелера, М. Хайдеггера, Х. Арендт), а также критической литературы, посвященной анализу экзистенциальной и реалистической версий феноменологии.

Апробация результатов диссертации

Основные положения диссертации отражены в выступлениях на 13 между-народных и республиканских конференциях: Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Ж.-П. Сартра и Э. Левинаса (г. Минск, ГИУСТ БГУ, 21–23 октября 2005 г.), 2-й Международной научной конференции студентов и аспирантов «Человек. Культура. Общество» (г. Минск, БГУ, 17–18 ноября 2005 г.), X Республиканской научной конференции студентов и аспирантов высших учебных заведений Республики Беларусь (г. Минск, БГУ, 14–16 февраля 2006 г.), 3-й Международной научной конференции студентов и аспирантов «Человек. Культура. Общество» (г. Минск, БГУ, 17 мая 2006 г.), Международной научной конференции «Молодежь в науке – 2006» (г. Минск, НАН РБ, 16–19 октября 2006 г.), Международном форуме «Дни Петербургской философии – 2008: Человек познающий, человек созидающий, человек верующий» (г. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский государственный университет,

20–22 ноября 2008 г.), Международной научной конференции «Облики современной морали» (г. Москва, Московский государственный университет им. М.В. Ломо-носова, 16–19 марта 2009 г.), Международной научной конференции «Людина. Свiт. Суспiльство (до 175-рiччя фiлософського факультету). Днi науки фiло-софьского факультету – 2009» (г. Киев, Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко, 21–22 апреля 2009 г.), Международной студенческой научно-практической конференции «Молодежь и религия в современном мире: Православие в начале XXI века» (г. Брест, Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина, 30 апреля 2009 г.), 66-й научной конференции студентов и аспирантов Белорусского государственного университета (г. Минск, БГУ, 18–21 мая 2009 г.), Международной философско-религиоведческой конференции «Истина и диалог» (г. Санкт-Петербург, Русская христианско-гуманитарная академия, 27–29 мая 2009 г.), Молодежной научной конференции «Гражданское общество в условиях глобальной информатизации» (г. Москва, Московский гуманитарный университет, 20–21 ноября 2009 г.), Международной научной конференции «Днi науки фiлософьского факультету – 2010» (г. Киев, Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко, 21–22 апреля 2010 г.).

Опубликованность результатов диссертации

Основные результаты диссертационного исследования опубликованы в 16 научных работах, среди которых 4 статьи в научных журналах, включенных в перечень ВАК (общим объемом 2,1 авт. листа) , 1 статья в сборнике научных трудов, 4 статьи в сборниках материалов научных конференций, 7 тезисов.

Структура и объем диссертации

Структура диссертационного исследования подчинена логике изучения объекта исследования, решению поставленных в работе задач.

Диссертация включает в себя введение, общую характеристику работы, основную часть, состоящую из четырех глав, заключение и библиографический список. Полный объем диссертации составляет 128 страниц. Библиографи-ческий список состоит из 282 источников, включая собственные публикации автора по теме диссертации (на 23 страницах).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Аналитический обзор литературы» представлен краткий анализ литературы по теме исследования, определена степень разработанности проблемы и выявлены аспекты, нуждающиеся в дальнейшем изучении. При этом на основании формальных и содержательных критериев выделено несколько блоков источников. Первый блок литературы составляют первоисточники, т. е. непосредственно работы Э. Гуссерля, А. Райнаха, М. Шелера, М. Хайдеггера, Х. Арендт, Э. Штайн и др. философов – представителей начальной (немецкой) фазы развития феноменологического движения. В рамках исследовательской литературы также выделяются несколько блоков. Во-первых, работы, акцентирующие взаимосвязь феноменологии с иными философскими направлениями. В отношении предыстории понятия «феноменология» внимание исследователей традиционно сосредоточено на обнаружении связей с классической немецкой философией, в частности, философией И. Канта (П. Рикер, Н.В. Мотрошилова) и Г.В.Ф. Гегеля (А. Вэленс, Т. Качераускас, К.А. Сергеев, Я.А. Слинин, М.А. Кисель, А.К. Круглов). В качестве направлений, тесно взаимосвязанных с феноменологией, как правило, рассматриваются экзистенциальная философия (М. Бубер, А. Вэленс, Й. Зайферт, М. Мишо, С.С. Хоружий, И.А. Михайлов, Т.В. Щитцова, А.Н. Волкова) и философия жизни (Г. Миш, Д. Субер, К. Мёккель, И.А. Михайлов). Глубокая взаимосвязь феноменологии и экзистенциализма акцентируется в работах М.К. Мамардашвили, Э.Ю. Соловьева, В.С. Швырева, Г.М. Тавризяна, Н.В. Мотрошиловой, А.С. Богомолова, П.П. Гайденко, О.-Ф. Больнова, А.-Т. Тыменецкой. При этом в ряде исследований (З.М. Какабадзе, К.А. Свасьян, И.С. Вдовина) экзистенциализм рассматривается как результат закономерной эволюции самой феноменологии, а не ее смешения с другими философскими течениями и школами. Во-вторых, следует выделить монографии и статьи, авторы которых стремятся обозреть и охарактеризовать все многообразие рецепций феноменологии в разных регионах применительно к разным предметным областям (Г. Шпигельберг, Б. Вальденфельс, Ж.-Ф. Лиотар, Н.В. Мотрошилова, К.А. Свасьян, В.И. Молчанов, А.-Т. Тыменецкая, В.В. Вольнов, Д. Захави, Д.В. Смит, Л. Эмбри). В-третьих, речь идет об источниках, содержание которых посвящено более детальному рассмотрению либо определенного направления в рамках феноменологического движения, либо творчества конкретного феноменолога и различных аспектов разработанной им феноменологической концепции. В качестве доминирующих направлений исследователями выделяются трансцендентальная конститутивная феноменология Э. Гуссерля, реалистическая феноменология (Х. Конрад-Мартиус, Й. Зайферт, Б. Смит) и экзистенциальная феноменология (А.В. Луижпен, Г.Дж. Корен, Дж. Дж. Комптон, А. Мур,

П.-Т. Брокельман, Д.В. Смит, М.А. Рэтхол). Работы как зарубежных, так и отечественных исследователей посвящены, преимущественно, рассмотрению жизни и творчества наиболее ярких феноменологов: Э. Гуссерля (Р. Ингарден, Ж.-П. Сартр, О. Финк, П. Прехтль, Н.В. Мотрошилова Ж. Деррида, О.Н. Шпарага, Е.В. Зинченко), М. Хайдеггера (Х.-Г. Гадамер, Ж. Бофре, В. Бимель, Р. Сафрански, О. Пёггелер, Ф.-В. Херрманн, П.П. Гайденко, А.В. Михайлов, В.В. Бибихин, Т.В. Васильева, А. Койре, П. Хофманн, Д. Капуто, С.С. Хоружий, М.В. Поздняков, И.В. Инишев, Е.В. Борисов, И.А. Михайлов, Т.В. Щитцова, В.Н. Семенова, А.Б. Демидов, Н.С. Семенов, Н.З. Бросова, Е.В. Фалев, С.А Коначева, С.Н. Ставцев), М. Шелера (М. Габель, Л.А. Чухина, Ю.А. Кимелев, М.Л. Хорьков, Д.Ю. Дорофеев, А.П. Забияко, С.Ю. Симакова, М.-С. Фрингс, Г. Заборовский). При этом исследователи крайне редко уделяют достаточное внимание рассмотрению взаимосвязи указанных направлений (исключение составляют работы В.А. Куренного, Ю.И. Розенвилда, Х. Конрад-Мартиус, А.Ф. Зотова) или сравнительному анализу и обобщению базовых положений концепций вышеуказанных феноменологов (подобный анализ можно найти лишь у Ф.-В. Херрманна, А.Г. Чернякова, В.И. Молчанова, Е.В. Борисова, Д.Ю. Дорофеева).

Вторая глава «Концептуальные и методологические истоки экзистенциальной феноменологии» состоит из двух разделов. В разделе 2.1 «Истори-ко-философский контекст возникновения экзистенциальной феноменологии» определено, что возникновение экзистенциальной феноменологии оказа-лось возможным только благодаря новому содержательному наполнению поня-тия «феноменология», осуществленному Э. Гуссерлем на рубеже 19–20 вв. Кроме того, выявлены другие концептуальные истоки экзистенциальной фено-менологии, которыми стали идеи представителей экзистенциальной философии (Августин, С. Кьеркегор) и философии жизни (Ф. Ницше, В. Дильтей). Тем са-мым обосновано, что, хотя экзистенциальная феноменология и является резуль-татом закономерной эволюции исходной философской программы феноме-нологии, она не может быть полностью отождествлена с последней, а представ-ляет собой, скорее, промежуточное звено между феноменологией в гуссер-левском варианте и экзистенциализмом 20 века, по отношению к которому может рассматриваться в качестве методологической базы. В разделе 2.2 «Экзистенциальный потенциал исходной философской программы феноменологии» приведены аргументы для подтверждения тезиса о том, что, несмотря на позиционирование Э. Гуссерлем феноменологии в качестве «строгой науки», в ее исходной философской программе содержались все необходимые основания для последующего включения в проблемное поле вопросов, касающихся осмысления специфики человеческого существования. Таким образом, в ка-честве методологических истоков экзистенциальной феноменологии выде-лены: исходная идентификация феноменологии с методом, что обеспечило мно-гообразие предметов феноменологического исследования; переосмысление самого понятия метода с целью дистанцирования от методического примера естественных наук, что послужило условием адекватности феноменологического метода сущности экзистенциальных феноменов; характер поставленных Э. Гуссерлем задач – прежде всего, эпистемологической, предполагающей обращение к различным предметным областям с целью выявления основ всех наук и создания универсальной науки, и «мировоззренческой», связанной с обнаружением в феноменологии потенциала для преодоления духовного и культурного кризиса европейского человечества. Также отмечено, что актуализации экзистенциального потенциала феноменологии способствовала мировоззренческая ситуация рассматриваемого периода, связанная с необходимостью переосмысления сущности человека.

Третья глава «Место и роль экзистенциальной феноменологии в феноменологическом движении в Германии первой половины 20 века» состоит из двух разделов. В разделе 3.1 «Экзистенциальная феноменология в контексте феноменологического движения в Германии первой половины 20 века» охарактеризована структура феноменологии, что позволило выделить три ее наиболее значимых направления: трансцендентальную конститутивную, реалистическую и экзистенциальную феноменологию. Основное внимание уделено определению соотношения трех вышеназванных направлений с целью выявления своеобразия экзистенциальной феноменологии. Отмечается, что, с одной стороны, экзистенциальная феноменология остается трансцендентальной феноменологией, т. е. продолжает со всей строгостью философского иссле-дования заниматься анализом условий возможности опыта, раскрытия фено-менов и конституирования смыслов, в чем состоит ее сущностное отличие от экзистенциализма 20 века. Однако представители экзистенциальной фено-менологии (как и реалистической феноменологии) критически оценивают «им-манетизм» и «чистый эссенциализм» трансцендентальной конститутивной феноменологии, характеризующейся концентрацией на исследовании «чистого (абсолютного) сознания» в его оторванности от «мира». При этом подчеркивается, что, несмотря на наличие ряда общих положений, между экзистенциальной и реалистической версиями также существуют определенные различия. Основные из них заключаются в определении истока «смысла вещей» (в реалистической феноменологии – это сущностно обоснованная объектив-ность, в экзистенциальной – субъективность в ее тесной связи с телесностью, миром и множественностью) и содержательном наполнении понятия экзитенции, под которой реалистические феноменологи понимают существование в традиционном философском смысле, а экзистенциальные феноменологи – специфическое существование человека. На основе проведенного компаративного анализа выявлено принципиальное своеобразие экзистенциальной феноменологии, заключающееся в ограничении предмета феноменологического исследования человеческой экзистенцией и соотнесенными с ней феноменами. В разделе 3.2 «Трансформации феноменологического метода в процессе исследования человеческой экзистенции» представлена характеристика методологического своеобразия экзистенциальной феноменологии, обусловленного корректировкой феноменологического метода в соответствии со спецификой исследуемой предметной области. Это проявляется как в отношении общемето-дологических положений (переосмысление статуса феноменолога, признание ограниченности рационализированного метода и проблематичности однозначной языковой фиксации результатов исследования), так и применительно к частным составляющим феноменологического метода: идеи различия естест-венной и феноменологической установок, учения о феноменологической редук-ции и эпохe, идеи интуитивного видения сущностей и др. Идея смены установок связывается представителями экзистенциальной версии не только с пере-ходом от повседневного или естественнонаучного способа понимания вещей к феноменологическому, но также с внутренним экзистенциальным обращением феноменолога. Феноменологическая редукция приобретает значение методической процедуры, основной смысл которой видится не в «заключении существования в скобки», а в обнаружении первоначального слоя опыта. Гуссерлевская идея интуитивного видения сущностей используется в экзистенциальной феноменологии в качестве методологического основания для констатации существования индивидуальных и противящихся речевой артикуляции сущностей, которые не могут быть постигнуты на основании чужих феноменологических исследований, а требуют от читателя (слушателя) самостоятельной активности.

Четвертая глава «Основные содержательные стратегии исследования человеческой экзистенции в экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века» состоит из двух разделов. В разделе 4.1 «Основ-ные способы тематизации человеческой экзистенции в экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века» подчеркнуто, что для рассматриваемого направления, прежде всего, показательно специфическое по-нимание человека как экзистенции. При этом в своем определении человека представители экзистенциальной феноменологии следуют исходным феноме-нологическим мотивам, в полной мере реализуя потенциал ее «критической составляющей». В результате общим для всех экзистенциальных феномено-логов становится требование предваряющей деструкции объективирующих и редукционистских определений человека, отказ от интерпретации его как «на-личного», не отличающегося по способу своего существования от других видов «сущего». Подчеркивается, что центральным моментом в понимании челове-ческого существования в рамках экзистенциальной феноменологии становится выделение двух его возможных модусов – собственного и несобственного су-ществования, которые правомерно рассматривать в качестве экзистенциальной проекции тезиса Э. Гуссерля о принципиальном различии естественной и фено-менологической установок. В разделе 4.2 ««Со-бытийность» как ключевой момент человеческой экзистенции» раскрывается глубинный смысл дилеммы собственности и несобственности существования посредством рассмотрения одной из конститутивных характеристик человеческого существования. Для ее обозначения используется понятие «со-бытийность», поскольку оно одновре-менно – в зависимости от расстановки акцентов – отсылает к двум определяю-щим характеристикам человеческой экзистенции: бытию с другими (совмест-ности) и темпоральности. Совместность как определяющая характеристика человеческого существования имеет и негативный, и позитивный смысл: нега-тивность связывается с повседневным существованием человека, в котором он, игнорируя различие своих и чужих бытийных возможностей, существует в мо-дусе несобственности; позитивность проявляется в признании повседневного (несобственного) бытия с другими основой для осуществления собственного со-бытия, которое предполагает понимание инаковости бытийных возмож-ностей разных людей и выступает необходимым условием реализации экзис-тенции в модусе собственности. Преемственность экзистенциальной феномено-логии по отношению к длительной традиции экзистенциального философство-вания проявлется в рассмотрении человеческого существования не только как бытия с другими людьми (горизонтальная связь), но также как бытия с и перед особенным Другим, т. е. в возможном соприкосновении со сферой Трансцендентного (вертикальная связь). При этом встреча с названной сферой рассматривается экзистенциальными феноменологами в качестве события, ве-дущего к открытию «самого своего» в человеке, т. е. к существованию в модусе собственности. Рассмотрение опыта встречи с Трансцендентным как опыта эк-зистенциального раскрывает второй из вышеуказанных смыслов «со-бытий-ности», связанный с акцентированием качественного аспекта времени, истоком которого выступает мгновение фундаментального события. Возведение темпорального потока к мгновению события, в котором постигается целое эк-зистенции человека, решающейся относительно собственности или несобст-венности существования, позволяет определить время как принцип индиви-дуации, а темпоральность – как определяющую характеристику экзистенции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные научные результаты диссертации

1. Ставшее общеупотребительным в 50–60 гг. 20 века, понятие «экзистенциальная феноменология» обозначает философское течение, выделившееся в рамках феноменологического движения в Германии в первой половине 20 века. Как самостоятельное направление экзистенциальная феноменология представляет собой результат закономерной эволюции и плодотворного развития исходной философской программы феноменологии и философской концептуализации специфики мировоззренческой, духовной и социальной ситуации рассматриваемого исторического периода в работах М. Хайдеггера, Х. Арендт, М. Шелера и др. Основными концептуальными истоками экзистенциальной феноменологии выступают феноменологические идеи Э. Гуссерля, а также идеи представителей экзистенциальной философии (Августина, С. Кьеркегора) и философии жизни (А. Бергсона, Ф. Ницше, В. Дильтея). При этом сама экзистенциальная феноменология выступает в качестве связующего звена между феноменологией в гуссерлевском варианте и экзистенциализмом 20 века и может рассматриваться в качестве теоретико-методологической базы последнего [1; 3; 16].

2. Экзистенциальный потенциал содержался уже в исходной философской программе феноменологии, что и явилось методологическим истоком экзистенциальной феноменологии. Акцент, сделанный Э. Гуссерлем на смыслосозидающей деятельности создания, его интенциональности и характере временнoго потока, требовал разработки особого феноменологического метода. Позиционирование метода в качестве центральной составляющей феноменологии обусловило ее применимость к исследованию различных предметных областей, в том числе к исследованию феноменов, неразрывно связанных с экзистенцией человека. Признание феноменологического метода адекватным философским инструментарием для проникновения в сущность экзистенциальных феноменов оказалось возможным благодаря переосмыслению в феноменологии самого понятия метода, основой которого стало понимание феноменологического метода как исключительно философского, не ориентированного на методический пример естественных наук и не основывающегося на их результатах, окончательно выкристаллизовывающегося в соответствии со спецификой исследуемой предметной сферы. Для возникновения экзистенциальной феноменологии принципиальное значение также имел характер поставленных Э. Гуссерлем задач: эпистемологической задачи, предполагающей выявление основ всех наук и создание универсальной науки, и «мировоззренческой» задачи, связанной с обнаружением в феноменологии потенциала для преодоления «кризиса европейских наук» и обусловленного им «кризиса европейского человечества». Содержательная реализация указанных задач требовала включения в проблемное поле философского исследования вопросов, имеющих непосредственное отношение к существованию человека, что способствовало обращению феноменологии к экзистенциальной проблематике [3; 16].

3. Экзистенциальная феноменология являлась одним из доминирующих направлений в рамках немецкой фазы феноменологического движения и формировала наряду с реалистической феноменологией и трансцендентальной конститутивной феноменологией его основное содержание. Принципиальное своеобразие экзистенциальной феноменологии, отличающее ее от других направлений феноменологического движения в Германии первой половины 20 века, состоит в предметном ограничении феноменологии исследованием экзистенции человека и неразрывно связанных с ней феноменов. Экзистенциальная феноменология остается трансцендентальной в том смысле, что тематизирует вопросы, касающиеся условий возможности опыта, раскрытия феноменов и конституирования смыслов, однако ее представители не принимают свойственной Э. Гуссерлю концентрации на исследовании «чистого (абсолютного) сознания» в его оторванности от «мира», обращаясь к рассмотрению «экзистирующего сознания». Таким образом, они солидаризируются с реалистическими феноменологами в критической оценке «имманетизма» и «чистого эссенциализма» трансцендентальной конститутивной феноменологии. Основные различия, существующие между экзистенциальной и реалистической версиями, касаются следующего. Во-первых, в реалистической феноменологии в качестве истока «смысла вещей» рассматривается сущностно обоснованная объективность, в то время как в экзистенциальной – субъективность в ее тесной связи с телесностью, миром и множественностью. Во-вторых, понятие экзистенции используется в реалистической феноменологии в традиционном смысле как обозначение любого «реального существования», в то время как представителями экзистенциальной феноменологии оно используется для обозначения специфического существования человека. Несмотря на очевидные различия между тремя указанными направлениями, они не являются принципиально несовместимыми ввиду наличия общих моментов, унаследованных из исходной философской программы феноменологии, и, следовательно, концепции, разработанные их представителями, должны рассматриваться не как альтернативные, но, скорее, как взаимодополняющие, позволяющие в полной мере оценить масштаб феноменологического движения [3; 4; 8; 15].

4. Методологическое своеобразие экзистенциальной феноменологии, обусловленное спецификой исследуемой предметной области, связано с переосмыслением статуса феноменолога и отказом от образа «незаинтересованного наблюдателя»; проблематизацией правомерности субъект-объектной схемы познания и рассмотрением феноменологического опыта как процесса взаимного раскрытия и преобразования исследуемого и исследователя; признанием проблематичности однозначной языковой фиксации результатов деятельности феноменолога и рассмотрением феноменологического описания как указания на те обстоятельства, наличие которых позволяет феноменам показать себя подлинным образом. Кроме того, происходит переосмысление содержания базовых составляющих феноменологического метода: идеи различия естественной и феноменологической установок, учения об эпохе и феноменологической редукции, идеи интуитивного видения сущностей. В отношении идеи феноменологической установки представителями экзистенциальной феноменологии оказывается востребован не только аспект, связанный с концентрацией на модусах данности феноменов и переходом от повседневного или естественнонаучного способа понимания вещей к феноменологическому, но также потенциал данной методической процедуры в отношении перемены целостного мировосприятия человека. Феноменологическая редукция рассматривается не столько как процедура «заключения существования в скобки», пусть даже методического, сколько как методический прием, ведущий к обнаружению первоначального, дорефлексивного и допредикативного слоя опыта. Гуссерлевская идея интуитивного видения сущностей оказывается значимой в качестве методологического основания для констатации существования индивидуальных и противящихся речевой артикуляции сущностей, требующих практики особого типа интерпретации феноменологических исследований, подразумевающего самостоятельную активность читателя (слушателя) [2; 3; 4; 7; 14; 16].

5. Критическая составляющая феноменологического метода оборачивается в экзистенциальной феноменологии требованием предваряющей деструкции объективирующих и редукционистских определений человека с целью создания основы для его антиэссенциалистского понимания. При этом, если замечания М. Шелера имеют целью устранить «наслоения», препятствующие подлинному видению человека, которые являются результатом естественнонаучного и повседневного редуцирования, то еще более радикальная позиция М. Хайдеггера и Х. Арендт связана с отказом от любого содержательного определения человека и рассмотрением человеческой экзистенции исключительно как возможности. Центральным моментом в понимании человеческого существования в рамках немецкой экзистенциальной феноменологии первой половины 20 века становится выделение двух возможных модусов его существования – собственного и несобственного, которое правомерно рассматривать в качестве экзистенциальной проекции гуссерлевского различения естественной и феноменологической установок. Речь идет о том, что, во-первых, как и естественная установка, модус несобственности является первоначальным, во-вторых, как и акт смены установки, переход от одного модуса к другому требует не только изменения образа мышления, характера осознания человеком самого себя и своей роли в системе значимостей мира, но также решительного волевого действия. Наконец, общим является и признание, что осуществленная смена установок или модусов существования отнюдь не гарантирует полного искоренения первоначального состояния, т. е. естественной установки и модуса несобственности [1; 2; 4; 8; 14; 15].

6. Одной из конститутивных характеристик экзистенции человека с позиции экзистенциальных феноменологов является «со-бытийность», которая раскрывает истинный смысл дилеммы собственности и несобственности существования и одновременно отсылает к двум определяющим характеристикам человеческой экзистенции – бытию с другими (совместности) и темпоральности. В первом случае понятие «со-бытийность» подчеркивает, что человеческое существование исходно и неизбывно является совместным существованием. При этом от характера понимания и осуществления этой совместности непосредственным образом зависит собственность или несобственность существования человека: сама дилемма собственного и несобственного существования имеет смысл, лишь поскольку существует множество людей как множество различающихся возможностей. Утверждение исходной и неизбывной совместности и множественности человеческого существования в рамках экзистенциальной феноменологии имеет позитивный и негативный смысл. С одной стороны, повседневный способ существования человека в пространстве публичности ведет к отказу от реализации человеком собственных бытийных возможностей в их уникальности. С другой стороны, самоизоляция и самозамкнутость рассматриваются как дефективный способ бытия с другими, а индивидуализация, ведущая к существованию в модусе собственности, неразрывно связывается с множественностью – признанием существования множества людей и уникальности бытийных возможностей каждого, которые не могут быть уравнены, но должны быть постигнуты в их инаковости. Условием индивидуации в экзистенциальной феноменологии признается не только собственное бытие с другими, но и встреча с высшей онтологической реальностью, которая рассматривается как событие, позволяющее постигнуть экзистенцию в ее целостности. Во втором случае «со-бытийность» в смысле возможности индивидуализирующих событий, нарушающих индифферентность существования, «собирающих» человека, выявляющих целостность человеческой экзистенции – свидетельство неоднородности течения времени, наличия его качественного аспекта. «Со-бытийность» также выявляет индивидуализирующий характер времени, апеллируя к его экзистенциальному (качественному, неиндифферентному, необъективированному) пониманию, которое открывается только благодаря разрушению привычного линейного течения темпорального потока мгновением события, позволяющим увидеть целое человеческой экзистенции в ее уникальности [1; 2; 4; 5; 7; 8; 9; 12; 14; 15].

Рекомендации по практическому использованию результатов

Практическая значимость данного диссертационного исследования обусловлена актуальностью его проблематики и новизной полученных результатов. Исследование посвящено прояснению содержания малоизученных аспектов феноменологического движения, оказавших непосредственное влияние на формирование норм и идеалов современной философии и современного гуманитарного мышления в целом. Полученные результаты могут быть использованы как теоретическое основание для дальнейших исследований различных, в том числе современных, вариантов феноменологии, как в области философии, так и в отношении более широкого спектра гуманитарных дисциплин.

Результаты диссертационного исследования также предоставляют новые возможности для развития методологии гуманитарного знания в отношении концептуализации проблем, с которыми сталкивается современный человек в своем повседневном существовании, и выявления путей их преодоления. Кроме того, полученные результаты характеризуются определенным духовно-нравственным потенциалом: поскольку вопрос об истинном существовании человека, о критериях, позволяющих оценить его образ жизни и мышления с позиции соответствия идеалу «подлинной гуманности», в экзистенциальной феноменологии приобретает статус решающего философского вопроса, то результаты диссертационного исследования также могут быть использованы при разработке планов и программ воспитательных мероприятий, направленных на формирование у молодежи самосознания, позволяющего ей сохранить и развить интеллектуальный и духовный потенциал нации.

Полученные в диссертационном исследовании результаты являются существенно новыми, достигнутыми, в том числе, и благодаря осуществленному автором переводу и включению в отечественный историко-философский дискурс ряда значимых первоисточников и современных исследований в рассматриваемой области. Поэтому они также могут быть использованы в качестве материала для разработки инновационных («Феноменология в современном мире», «Феноменологический метод и его применение в гуманитарных и естественнонаучных дисциплинах» и др.) и модернизации уже существующих теоретических курсов и спецкурсов (таких, как «Философия», «Современная западная философия», «История философии», «Онтология», «Философская антропология», «Этика» и др.) для студентов, магистрантов и аспирантов философских и иных гуманитарных специальностей высших учебных заведений.

 

Список опубликованных работ по теме диссертации

Статьи в научных изданиях, включенных в перечень ВАК Республики Беларусь

  1. Бедрицкая, Н.В. Проблема одиночества в философии экзистенциализма (Вызов «пустующего места» Другого) / Н.В. Бедрицкая // Философия и соц. науки. – 2008. – № 3.– С. 18–22.
  2. Бедрицкая, Н.В. Становление феноменологического подхода к исследованию религии / Н.В. Бедрицкая // Философия и соц. науки. – 2010. – № 2. – С. 49–53.
  3. Бедрицкая, Н.В. Место и роль экзистенциальной феноменологии в рамках феноменологического движения / Н.В. Бедрицкая // Весн. Брэсц. ун-та. Сер. 1, Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. – 2010. – № 2. – С. 55–62.
  4. Бедрицкая, Н.В. Феноменология религии как экзистенциальная философия / Н.В.  Бедрицкая // Вестн. Полоц. гос. ун-та. Сер. Е, Педагогические науки. – 2011. – № 7. – С. 121–125.

Статьи в сборниках научных трудов

  1. Бедрицкая, Н.В. Феноменология религии о сущности религиозного акта / Н.В. Бедрицкая // Acta eruditorum : сб. науч. докл. и сообщ. / Рус. христиан. гуманитар. акад. – СПб., 2010. – Вып. 7. – С. 120–125.

 

Статьи в сборниках материалов научных конференций

  1. Бедрицкая, Н.В. Мистическая традиция Западной Европы

    (X–XVIII вв.): сотериологический аспект / Н.В. Бедрицкая // Молодежь в науке – 2006 : сб. тр. междунар. науч. конф. молодых ученых, Минск, 16–19 окт. 2006 г. : в 2 ч. / НАН Беларуси, Совет молодых ученых НАН Беларуси ; редкол.: В.В. Казбанов [и др.]. – Минск, 2007. – Ч. 1. – С. 13–16.

  2. Бедрицкая, Н.В. К вопросу о взаимосвязи морали и религии (на материале феноменологии религии) / Н.В. Бедрицкая // Облики современной морали: в связи с творчеством академика РАН А.А. Гусейнова : материалы междунар. науч. конф., Москва, 16–19 марта 2009 г. / Моск. гос. ун-т ; редкол.: А.В. Разин, А.А. Скворцов, А.В. Прокофьев. – М., 2009. – С. 96–99.
  3. Бедрицкая, Н.В. Макс Шелер: от феноменологии религии к философской антропологии / Н.В. Бедрицкая // Сборник работ 66-й конференции студентов и аспирантов Белорусского государственного университета, Минск, 18–21 мая 2009 г. : в 3 ч. / Белорус. гос. ун-т. – Минск, 2009. – Ч. 3. – С. 136–139.
  4. Бедрицкая, Н.В. Гражданственность и религиозность как (не)повседневные явления / Н.В. Бедрицкая // Гражданское общество в эпоху глобальной информатизации : материалы молодеж. междунар. науч. конф., Москва, 20–21 окт. 2009 г. / Моск. гуманитар. ун-т ; отв. ред. В.А. Луков. – М., 2009. – С. 101–107.

 

Тезисы

    • Бедрицкая, Н.В. Проблема жизни и смерти в русской религиозной философии / Н.В. Бедрицкая // Человек. Культура. Общество : тез. докл. II междунар. науч. конф. студентов и аспирантов фак. философии и соц. наук БГУ, Минск, 17–18 нояб. 2005 г. / Белорус. гос. ун-т ; редкол.: А.А. Легчилин, Н.В. Курилович. – Минск, 2005. – С. 8–10.
    • Бедрицкая, Н.В. Проблема жизни и смерти в русской философии Серебряного века / Н.В. Бедрицкая // Сборник тезисов докладов X республиканской научной конференции студентов и аспирантов высших учебных заведений Республики Беларусь, Минск, 14–16 февраля 2006 г. : в 3 ч. / Белорус. гос. ун-т. – Минск, 2005. – Ч. 1. – С. 304.
    • Бедрицкая, Н.В. «Болезнь к искусству» (Искусство, философия и христианство в творчестве Серена Кьеркегора) / Н.В. Бедрицкая // Искусство и философия : материалы Междунар. науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения Ж.-П.Сартра и Э. Левинаса, Минск, 21–23 окт. 2005 г. / Белорус. гос.

      ун-т, Гос. ин-т упр. и соц. технологий ; редкол.: П.И. Бригадин [и др.] – Минск, 2007. – С. 278–280.

    • Бедрицкая, Н.В. Проблема жизни и смерти в мистической традиции Западной Европы / Н.В. Бедрицкая // Человек. Культура. Общество : тез. докл. III междунар. науч. конф. студентов и аспирантов фак. философии и соц. наук БГУ, Минск, 17 мая 2006 г. / Белорус. гос. ун-т ; редкол.: А.А. Легчилин, Н.В. Курилович. – Минск, 2007. – С. 10–11.
    • Бедрицкая, Н.В. Философско-антропологические основания феноменологии религии: случай М. Шелера : [тез. докл. Междунар. конф., Санкт-Петербург, 20–22 нояб. 2008 г.] / Н.В. Бедрицкая // Макс Шелер и Россия [Электронный ресурс] : информ. система. – 2010. – Режим доступа : http://max-scheler.philosophy.spbu.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=106&Itemid=60. – Дата доступа : 12.10.2011.
    • Бедрицкая, Н.В. Экзистенциальное значение священного (к вопросу о предмете феноменологии религии) / Н.В. Бедрицкая // Людина. Світ. Суспільство (до 175-річчя філософського факультету): дні науки філософського факультету – 2009 : матеріали доп. та виступив Міжнар. наук. конф., Київ, 21–22 квіт. 2009 р. : в X ч. / Київський нац. ун-т ім. Тараса Шевченка. – Київ, 2009. – Ч. VII. – С. 11–13.
    • Бедрицкая, Н.В. К вопросу о месте экзистенциальной проблематики в немецкой феноменологии / Н.В. Бедрицкая // Дні науки філософського факультету – 2010 : матеріали доп. та виступив Міжнар. наук. конф., Київ, 21–22 квіт. 2010 р. : в IX ч. / Київський нац. ун-т ім. Тараса Шевченка. – Київ, 2010. – Ч. I. – С. 103–105.

    РЕЗЮМЕ

    Бедрицкая Наталия Вацлавовна

    Экзистенциальная феноменология в Германии первой половины 20 века:

    истоки и сущность

    Ключевые слова: экзистенциальная феноменология, реалистическая феноменология, трансцендентальная конститутивная феноменология, современная философия, немецкая философия, феноменологический метод

    Целью данного исследования являлась историко-философская реконструкция и содержательный анализ истоков и сущности экзистенциальной феноменологии в Германии первой половины 20 века. Достижение указанной цели осуществлялось при помощи методов историко-философской и историко-культурной реконструкции.

    Полученные результаты и их новизна

    В результате проведенного исследования впервые выявлены концептуальные и методологические истоки экзистенциальной феноменологии, определены ее место и роль в феноменологическом движении в Германии первой половины 20 века, а также раскрыты основные содержательные стратегии исследования человеческой экзистенции, характерные для представителей рассматриваемого направления.

    Рекомендации по использованию результатов и область применения

    Результаты исследования могут быть использованы как теоретическое основание для дальнейших исследований различных, в том числе современных, вариантов феноменологии, принадлежащих как области философии, так и более широкому спектру гуманитарных дисциплин. Содержащийся в полученных результатах духовный и нравственный потенциал позволяет использовать их при разработке программ воспитательных мероприятий, направленных на усвоение молодежью подлинных гуманистических ценностей, культурных и моральных норм, формирование у молодежи самосознания, способствующего сохранению ею интеллектуального и духовного потенциала нации.

    Полученные результаты являются существенно новыми, достигнутыми, в том числе, благодаря переводу ряда значимых первоисточников и критической литературы. Поэтому они могут быть использованы в качестве материала для разработки инновационных и модернизации уже существующих теоретических курсов и спецкурсов («Философия», «Современная западная философия», «История философии», «Этика», «Философская антропология» и др.) для студентов, магистрантов и аспирантов философских и иных гуманитарных специальностей высших учебных заведений.


    РЭЗЮМЭ

    Бядрыцкая Наталля Вацлаваўна

    Экзістэнцыяльная фенаменалогія ў Германіі першай паловы 20 стагоддзя:

    вытокі і сутнасць

    Ключавыя словы: экзістэнцыяльная фенаменалогія, рэалістычная фенаменалогія, трансцэндэнтальная канстытуцыйная фенаменалогія, сучасная філасофія, нямецкая філасофія, феменалагічны метад

    Мэтай дадзенага даследвання з’яўлялася гісторыка-філасоўская рэканструкцыя і змястоўны аналіз вытокаў і сутнасці экзістэнцыяльнай фенаменалогіі ў Германіі першай паловы 20 стагоддзя. Дасягненне названай мэты ажыццяўлялася з дапамогай метадаў гісторыка-філасофскай і гісторыка-культурнай рэканструкцыі.

    Атрыманыя вынікі і іх навізна

    У выніку праведзенага даследвання ўпершыню выяўлены канцэптуальныя і метадалагічныя вытокі экзістэнцыяльнай фенаменалогіі, вызначаны яе месца і роля ў фенаменалагічным руху ў Германіі першай паловы 20 стагоддзя, а таксама раскрыты асноўныя змястоўныя стратэгіі даследвання чалавечай экзістэнцыі, характэрныя для прадстраўнікоў напрамку, які разглядаецца.

    Рэкамендацыі па выкарыстанні вынікаў і вобласць прымянення

    Вынікі даследвання могуць быць выкарыстаны як тэарэтычная аснова для далейшых даследванняў розных, у тым ліку сучасных, варыянтаў фенаменалогіі, якія належаць як галіне філасофіі, так і больш шырокаму спектру гуманітарных дысцыплін. Маральны і духоўны патэнцыял, які ўтрымліваецца ў атрыманых выніках, дазваляе выкарыстоўваць пры распрацоўцы праграм выхаваўчых мерапрыемстваў, што накіраваны на засваенне моладдзю сапраўдных гуманістычных каштоўнасцей, культурных і маральных нормаў, фарміраванне ў моладдзі самасвядомасці, якая спрыяе захаванне ёю інтэлектуальнага і духоўнага патэнцыялу нацыі.

    Атрыманыя вынікі з’яўляюцца істотна новымі, што было дасягнута, у тым ліку, здякуючы перакладу шэрагу значных першакрыніц і крытычнай літаратуры. Таму яны могуць быць выкарыстаны ў якасці матэрыялу для распрацоўкі інавацыйных і мадэрнізацыі ўжо існуючых тэарэтычных курсаў і спецкурсаў (“Філасофія”, “Сучасная заходняя філасофія”, “Гісторыя філасофіі”, “Этыка”, “Філасофская антрапалогія” і інш.) для студэнтаў, магістрантаў і аспірантаў філасофскіх і іншых гуманітарных спецыяльнасцей вышэйшых навучальных устаноў.


    SUMMARY

    Bedritskaya Nataliya Vatslavovna

    Existential phenomenology in Germany of the first half of the 20th century:

    origins and essence

    Key words: existential phenomenology, realistic phenomenology, transcendental constitutive phenomenology, modern philosophy, German philosophy, phenomenological method

    The present dissertation aims at providing historical and philosophical reconstruction and content analysis of the origins and essence of the existential phenomenology in Germany of the first half of the 20th century. This goal is reached by means of historical and philosophical as well as historical and cultural reconstruction which is the main research method.

    The results and their novelty

    The following results are achieved for the first time: the conceptual and methodological origins of the existential phenomenology have been identified; its place and role in the Phenomenological Movement in Germany during the first half of the 20th century have been defined; the contents of the main strategies used to study the human existence by the representatives of this direction has been revealed.

    Recommendations for the use of the results and field of application

    The results of the research can be used as theoretical basis for further study of different variants of phenomenology, including the modern ones, in the area of philosophy as well as in the wide range of humanities. Spiritual and moral ideas possessed in the results achieved make it possible to use them while drawing up programmes for educational activities aimed at instilling in youth genuine humanistic values, cultural and moral standards and at forming their self-consciousness which helps to maintain and develop the intellectual and spiritual potential of the nation.

    The dissertation possesses significant new scientific results achieved also due to the translation of several major sources and contemporary studies devoted to the analyzed issues. Therefore the present dissertation can be used while preparing new theoretical courses and improving the ones being taught (Philosophy, Modern Western Philosophy, History of Philosophy, Ethics, Philosophical Anthropology etc.) for university students, undergraduates and postgraduates majoring in philosophy and other humanities.

     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.