WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ МЕДИЦИНСКИХ НАУК «РОССИЙСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ХИРУРГИИ ИМ. АКАД. Б.В. ПЕТРОВСКОГО РАМН»

На правах рукописи

АКСЕЛЬРОД Борис Альбертович

ИНТРАОПЕРАЦИОННЫЕ РЕАКЦИИ СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ В КАРДИОАНЕСТЕЗИОЛОГИИ

14.01.20 – анестезиология и реаниматология 14.01.05 – кардиология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

Москва – 2012 г.

Работа выполнена в ФГБУ РНЦХ имени акад. Б.В. Петровского РАМН Научные консультанты:

Академик РАМН, профессор Армен Артаваздович БУНЯТЯН Академик РАМН, профессор Валерий Александрович САНДРИКОВ

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор Александр Анатольевич ЕРЕМЕНКО доктор медицинских наук, профессор Игорь Александрович КОЗЛОВ доктор медицинских наук, профессор Абрам Львович СЫРКИН

Ведущая организация:

ГБОУ ВПО. Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н. И. Пирогова Минздравсоцразвития России

Защита состоится «15» мая 2012 г. в 15 00 ч.

на заседании диссертационного совета Д 001.027.при ФГБУ РНЦХ имени акад. Б.В. Петровского РАМН (119991, Москва, Абрикосовский пер. д.2).

С диссертацией можно ознакомиться в медицинской библиотеке ФГБУ РНЦХ имени акад. Б.В.Петровского РАМН.

Дата рассылки автореферата «13» апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук В.В. НИКОДА

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы Во время анестезии сосудистая система является вторым по значимости после сердечного выброса фактором, влияющим на поддержание гемодинамической стабильности и адекватной тканевой перфузии [Morales D., 2003].

Интраоперационная дисфункция сосудов большого круга кровообращения проявляется изменением их тонуса и реактивности. В различных формах это осложнение встречается во время всех кардиохирургических операций.

Большое клиническое значение имеет повышение тонуса и реактивности резистивных сосудов, которое часто сопровождается интраоперационной артериальной гипертензией (ИАГ). Подобное осложнение наблюдается у 4080% пациентов во время операций реваскуляризации миокарда [Aronson S., 2008]. Высокая частота ИАГ обусловлена сложностью управления симпатическим отделом вегетативной нервной системы (ВНС), который является основным фактором регуляции тонуса резистивных сосудов. ИАГ повышает кровоточивость и увеличивает частоту периоперационных инфарктов и инсультов [Vuylsteke A., 2000].

Снижение тонуса резистивных сосудов является частым осложнением во время анестезии у кардиохирургических больных. Интраоперационная сосудистая недостаточность (ИСН) встречается у 5 – 25 % пациентов, оперированных в условиях искусственного кровообращения [Lenglet S., 2011; Sun X., 2008]. Даже кратковременная гипотония приводит к увеличению частоты послеоперационных осложнений у кардиохирургических больных [Mangano D., 1999]. Проблема ИСН до настоящего времени не решена, что обусловлено патогенезом данного состояния, трудностью определения этиологии и сложностью его профилактики [Landry D., 2001].

По-прежнему остро стоит проблема поддержания тонуса емкостных сосудов во время кардиохирургических операций [Michard F., 2005], снижение которого приводит к возникновению или усугублению гиповолемии [Lim T., 2008]. Интраоперационная относительная гиповолемия сопровождается ухудшением результатов хирургического лечения [Kapoor P., 2008]. Решение проблемы затрудняется отсутствием общепринятого алгоритма оценки и коррекции снижения тонуса сосудов емкостного русла.

От состояния сосудов микроциркуляторного русла, в котором происходит транскапиллярный обмен, во многом зависит поддержание адекватной тканевой перфузии [Тихонова И.В., 2005]. Хирургическая агрессия, анестезия и искусственнее кровообращение (ИК) оказывают значительное негативное влияние на микрососуды [De Backer D., 2009]. Известно, что нарушение тканевой перфузии ухудшает результаты хирургического лечения в кардиохирургии [Ruel M., 2004]. Однако, несмотря на многочисленные исследования, система микроциркуляции до сих пор остается компонентом гемодинамики, который трудно оценить и которым трудно управлять во время кардиохирургических операций.

Проблема дисфункции сосудистой системы во время анестезии до настоящего времени остается нерешенной, что обусловлено отсутствием у клиницистов системного подхода в оценке интраоперационных сосудистых реакций. Ятрогенный характер данного осложнения, сложность методов оценки и коррекции нарушений сосудистого тонуса поддерживают актуальность проблемы. Отсутствие достоверной информации о состоянии сосудистой системы осложняет выбор оптимальной методики анестезии и затрудняет профилактику сосудистых нарушений. Эмпирически подобранная интраоперационная терапия подобных осложнений имеет низкую эффективность. Для выбора адекватного метода лечения требуется объективная оценка интегральных механизмов регуляции сердечно-сосудистой системы, что в настоящее время в клинических условиях по-прежнему вызывает затруднения.

В тоже время, правильное решение можно принять, только оценив функцию всех уровней сосудистой системы большого круга кровообращения: резистивных сосудов, емкостных сосудов и сосудов микроциркуляторного русла.

Цель работы Изучить интраоперационные сосудистые реакции и определить оптимальную стратегию диагностики, профилактики и коррекции нарушений функции сосудистой системы у кардиохирургических больных Задачи исследования 1. Выявить закономерности интраоперационных реакций сосудов большого круга кровообращения у кардиохирургических больных 2. Изучить механизмы нарушения тонуса и реактивности резистивных сосудов во время оперативного вмешательства 3. Обосновать выбор оптимальной стратегии анестезиологического обеспечения для предупреждения нарушений функции резистивных сосудов 4. Изучить реакции сосудов емкостного русла во время анестезии 5. Разработать алгоритм диагностики и коррекции снижения тонуса сосудов емкостного русла 6. Изучить микроциркуляцию и тканевую оксигенацию во время анестезии у кардиохирургических больных 7. Определить принципы профилактики и лечения нарушений тканевой перфузии, обусловленной сосудистыми реакциями 8. Разработать алгоритм комплексной клинической оценки сосудистой системы пациента во время анестезии Научная новизна Впервые в клинических условиях применен протокол комплексного анализа работы сосудистой системы во время анестезии с раздельной оценкой резистивного, емкостного и микроциркуляторного русла. Проведен анализ интраоперационных сосудистых реакций в зависимости от их длительности (кратковременные и долговременные сосудистые реакции). Впервые предложена оценка функции сосудистой системы больного во время анестезии на основе последовательных функциональных проб.

Впервые для прогноза вероятности возникновения интраоперационной артериальной гипертензии и выбора адекватной гипотензивной терапии при менена методика оценки состояния вегетативной нервной системы с использованием спектрального анализа вариабельности сердечного ритма и ортостатических проб (активной ортостатической и антиортостатической).

Изучено влияние и уточнен механизм действия на сосудистую систему мидазолама, кетамина и пропофола у кардиохирургических больных.

Впервые разработан комплексный протокол профилактики интраоперационной сосудистой недостаточности.

Впервые для анализа состояния емкостного русла и волемического статуса предложено использовать транспульмональную термодилюцию в сочетании с последовательными функциональными пробами (тесты пассивного поднятия нижних конечностей и проба с инфузионной нагрузкой).

Впервые предложено использовать методы лазерной доплеровской флоуметрии для мониторинга микроциркуляции во время кардиохирургических операций.

Впервые изучены нарушения периферической микроциркуляции при операциях с нормотермическим ИК и на работающем сердце. Для оценки реактивности микрососудов и изучения состояния эндотелия у больных с различными вариантами кардиологической патологии проведены окклюзионные пробы во время анестезии.

Для оценки региональной оксигенации использован одновременный мониторинг тканевой и церебральной оксиметрии на основе методики близкой к инфракрасной спектроскопии у кардиохирургических больных.

Впервые исследовано влияние предоперационного введения левосимендана на сосудистую систему во время анестезии и разработаны методики коррекции возникающих сосудистых нарушений.

Практическая значимость Разработанная и внедренная в повседневную практику отдела анестезиологии ФГБУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН программа комплексной оценки сосудистой системы позволяет выбрать для каждого больного индивидуальные методы коррекции сосудистых реакций во время операции.

Предложенные алгоритмы оценки и коррекции кратковременных реакций сосудистого русла (емкостного и резистивного) дают возможность увеличить гемодинамическую стабильность во время анестезии. Внедрение комплексной программы профилактики снижения тонуса резистивных сосудов привело к снижению частоты интраоперационной сосудистой недостаточности. Выбор индивидуальной для каждого больного тактики инфузионной терапии позволил стабилизировать гемодинамику во время операции, предотвратить развитие кислородной задолженности и улучшить метаболические показатели в раннем послеоперационном периоде. Внедрение методов мониторинга периферической микроциркуляции и тканевой оксиметрии позволило в клинических условиях объективно оценить кровоток в микроциркуляторном русле и тканевую перфузию.

Разработанные подходы к диагностике, профилактике и лечению нарушений сосудистого тонуса позволяют повысить безопасность больного во время кардиохирургических операций и в раннем послеоперационном периоде.

Основные положения, выносимые на защиту 1. Раздельный анализ состояния различных отделов сосудистой системы (резистивное, емкостное и микроциркуляторное русло) позволяет выявить причины нарушений тонуса сосудов и принимать правильные, патогенетически оправданные клинические решения, что повышает управляемость гемодинамики во время анестезии и повышает безопасность больного 2. Вегетативная нервная система оказывает ведущую роль в реализации нарушений тонуса и реактивности всех отделов сосудистой системы во время анестезии 3. Для объективной оценки работы сосудистой системы требуется проведение повторных функциональных проб, что обусловлено изменением ее реактивности под влиянием фармакологических и хирургических факторов 4. Проведение комплексной, индивидуальной для каждого больного профилактики, позволяет значительно снизить частоту нарушений тонуса сосу дов емкостного и резистивного русла 5. Применение левосимендана приводит к значительному улучшению периферической микроциркуляции за счет снижения миогенного тонуса микрососудов 6. Несмотря на развивающуюся во время анестезии температурную вазоконстрикцию, у сосудов микроциркуляторного русла сохраняется реактивность 7. Во время операций с нормотермическим искусственным кровообращением развиваются более значимые нарушения периферической и центральной микроциркуляции, чем при операциях на работающем сердце 8. У кардиохирургических больных эндотелиальная дисфункция является одной из причин нарушений микроциркуляции во время анестезии Внедрение результатов исследования в практику Результаты исследования внедрены в повседневную работу отдела анестезиологии и реаниматологии ФГБУ Российский Научный Центр Хирургии им. акад. Б.В. Петровского РАМН.

Работа выполнена в отделении анестезиологии и реанимации II (кардиоанестезиологии) (руководитель – профессор Н.А. Трекова) отдела анестезиологии (руководитель - академик РАМН, профессор А.А. Бунятян) и в отделе клинической физиологии, инструментальной и лучевой диагностики (руководитель – академик РАМН, профессор В.А. Сандриков) ФГБУ Российский Научный Центр Хирургии им. акад. Б.В. Петровского РАМН (директор – профессор С.Л. Дземешкевич).

Апробация результатов работы Основные положения и результаты работы доложены, обсуждены и одобрены на научных конференциях и съездах:

1. Заседания Московского научного общества анестезиологов – реаниматологов (МНОАР) в 2001 г., (премия за лучший доклад года) и выездные ежегодные сессии МНОАР в г. Голицино (2003 г., 2008-2011 гг.) 2. Всероссийские съезды Федерации анестезиологов и реаниматологов, Москва, 2010 г.; С-Петербург, 2006 г., 2008 г.

3. VII Научно-практическая конференция «Безопасность больного в анестезиологии и реаниматологии», Москва 2010 г.

4. Международная конференция «Проблема безопасности в анестезиологии» Москва, 2005 и 2009 гг.

5. Научно-практические конференции «Диагностика и лечение нарушений регуляции сердечно-сосудистой системы». Москва 2004 г., 2003 г., 2006 2008 гг.

6. Ежегодные конференции Европейской ассоциации кардиоторакальных анестезиологов (EACTA) (Лондон, Великобритания, 2004 г., Монпелье, Франция 2005 г.; Афины, Греция 2009 г.; Эдинбург, Шотландия 2010 г.;

Вена, Австрия 2011 г.) 7. Немецкие конгрессы анестезиологов (DAC) Гамбург, 2007 г., Нюрнберг, 2010 г.

8. Всероссийские съезды сердечно-сосудистых хирургов, Москва, 1998, 20– 2002 гг., 2005 – 2011 гг.

9. Ежегодные сессии НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, Москва 1998, 2001, 2008, 2010 гг.

Личный вклад автора Автор самостоятельно определял выбор и направление исследования, анализировал и обобщал полученные данные. В работах, выполненных в соавторстве, автор лично участвовал в разработке дизайнов исследований и их проведении, обрабатывал, анализировал и проводил научное обоснование полученных результатов. На всех этапах исследования (от постановки задач, их клинической реализации до обсуждения результатов в научных публикациях и формулировки выводов и практических рекомендаций) вклад автора является определяющим.

Публикации По материалам исследования опубликовано 86 научных работ, из них статей (14 – в реферируемых журналах из списка рекомендованных ВАК), публикаций в зарубежных журналах и одно практическое руководство.

Объем и структура работы Диссертация изложена в монографическом стиле на 332 страницах машинописного текста, состоит из введения, пяти глав собственных результатов и их обсуждений с заключением в каждой главе, выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Указатель литературы содержит 94 отечественных и 329 зарубежных источников. Работа иллюстрирована 44 таблицами и 75 рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Клиническая характеристика больных В исследование включены 310 кардиохирургических больных, оперированных в ФГБУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН в 1999-2011 гг. По антропометрическим параметрам и по возрасту (58 12,6 лет) пациенты были однородны, среди них было 269 мужчин и 41 женщина. Все больные относились к III-IV функциональному классу по классификации NYHA, имели сниженные показатели физического статуса по классификации ASA (III-IV) и относились к категории высокого анестезиологического риска (IV по МНОАР). Для проведения работы сформированы две выборки больных, разделенные по нозологии и состоянию сократительной функции сердца. Из этих двух выборок впоследствии формировались группы пациентов для решения конкретных задач исследования.

I выборка – больные с ишемической болезнью сердца (ИБС) (n=231).

В эту выборку вошли пациенты с изолированным поражением коронарных артерий, без поражения клапанов сердца и с нормальной сократительной функцией миокарда (фракция изгнания левого желудочка (ФИ ЛЖ) >35%, среднее значение составило 49,8±4,7%). Все они относились к III и IV функциональным классам стенокардии напряжения. Больные ИБС оперировались в условиях искусственного кровообращения (ИК), а также на работающем сердце.

II выборка – больные с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) (n=79) В данную выборку вошли больные с ХСН на фоне дилятационной кардиомиопатии (n=32) и пациенты с ИБС, у которых хроническая сердечная недостаточность возникла на фоне постинфарктного ремоделирования левого желудочка (n=47). У этих пациентов отмечалось выраженное снижение сократимости миокарда ЛЖ (ФИ ЛЖ <30%, среднее значение составило 25,5 4,9%). Пациентам с ХСН выполнялась коррекция клапанной патологии, при необходимости – пластика левого желудочка и шунтирование коронарных артерий.

Общая характеристика оперативных вмешательств приведена в табл. Таблица 1.

Характеристика оперативных вмешательств ИБС Параметр ХСН ИК без ИК n 146 85 Продолжительность операции, мин 284±28 223±68 439 Длительность ИК, мин 86±29 114±Длительность ишемии миокарда, мин 66±32 89±Операции выполнялись в условиях многокомпонентной сбалансированной анестезии с использованием фентанила, пропофола, мидазолама, кетамина и галогенсодержащих анестетиков (изофлюрана, севофлюрана) по принятой в ФГБУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН методике. Операции с ИК проводились в условиях нормотермии (целевая центральная температура t центр. = 35,5-36,6 С), поверхностной гипотермии (t центр. = 32-34 С) и умеренной гипотермии (t центр. = 28-30 С) с перфузионным индексом 2,л/мин м2. АДср поддерживали на уровне 60-80 мм рт. ст., гематокрит от 26 до 30%.

Методы обследования больных Для решения поставленных задач у пациентов в предоперационном периоде и во время анестезии, помимо стандартного кардиоанестезиологического мониторинга, применялись различные исследовательские методики.

При исследовании резистивных сосудов для объективной оценки состояния вегетативной нервной системы (ВНС) в предоперационном периоде и во время анестезии применялся спектральный анализ коротких записей вариабельности сердечного ритма. Для записи ЭКГ использовался кардиоканал тетраполярного реографа (РПКА2-01, «МЕДАСС»). Анализировались следующие показатели: мощность волн в диапазонах HF, LF, отношение LF/HF, HF normal, LF normal, общая спектральная мощность, а также средняя ЧСС.





Реактивность ВНС и резистивных сосудов определялась с помощью функциональных проб. Активная ортостатическая проба проводилась за сутки до операции (n=75), пассивная антиортостатическая с отрицательным углом наклона операционного стола 20 (n=50) выполнялась после вводной анестезии.

Проведенные пробы позволяли определить тип вегетативного ответа на фоне предоперационной подготовки и вводной анестезии. Оценивалась стационарная часть реакции (5-10 мин. от начала теста).

При исследовании емкостных сосудов волемический статус больных и центральная гемодинамика определялись с помощью тетраполярной реографии (до операции и в предперфузионном периоде; РПКА2-01, НТЦ «Медасс», n=40) или с помощью транспульмональной термодилюции (PICCOplus, Pulsion Medical System, n=125). Для оценки реактивности емкостных сосудов использовались функциональные пробы. Тест пассивного поднятия нижних конечностей (ТППНК 1, n=54) под углом 45 позволял определить тип гемодинамической реакции на волемическую нагрузку. При выявлении гиповолемии проводился тест с объемной нагрузкой (n=54). Целевые значения индекса глобального конечно-диастолического объема (ИГКДО) достигали за счет инфузии ГЭК 6% (Инфукол 6%, Serum-Werk Bernburg AG). Инфузия проводилась с шагом в 100 мл до момента достижения максимально возможного сердечного выброса за счет увеличения ИГКДО. Обе пробы позволяли определить объем и темп инфузионной терапии перед началом вводной анестезии. После вводной анестезии проводился ТППНК 2 (n=36) для повторного определения волемического статуса и чувствительности к объемной нагрузке.

Для оценки периферической микроциркуляции использовался метод лазерной допплеровской флоуметрии (ЛДФ), применялся лазерный анализатор микроциркуляции крови (ЛАКК-02, НПП «Лазма», n=78). Датчик прибора располагался на подушечке второго пальца кисти. С помощью лазерного излучения зондировались ткани в ближней инфракрасной области спектра (длина волны 830 нм) в объеме 1 мм3. Для анализа микроциркуляторного кровотока оценивались средние значения изменения перфузии: показатель микроциркуляции (М), показатели нейрогенного (НТ) и миогенного (МТ) тонуса микрососудов, а также показатель шунтирования (ПШ). Проводился мониторинг центральной (в носоглотке и прямой кишке) и периферической (палец кисти) температуры.

Тканевая и церебральная оксиметрия на основе близкой к инфракрасной спектроскопии позволяла определить состояние микроциркуляции и региональной оксигенации во время анестезии. Использовался лазерный тканевой оксиметр (FORE-SIGHT, CAS Medical System's, n=50), один датчик прибора располагался на предплечье, а второй датчик - на лбу в проекции правого полушария.

Для увеличения информативности обеих методик использовалась проба с артериальной окклюзией (ПАО), во время которой давление в манжетке тонометра быстро (<5 сек) нагнеталось до уровня 240 мм рт. ст., а после мин. пережатия артерии – быстро сбрасывалось. При использовании ЛДФ оценивались Мmin – минимальное значение показателя микроциркуляции в процессе окклюзии, Мmax – максимальное значение показателя микроциркуляции в процессе развития реактивной постокклюзионной гиперемии, РКК – резерв капиллярного кровотока, Tmax – интервал времени (в секундах) от сня тия окклюзии до достижения Мmax, Т1/2 – время полувосстановления кровотока. При использовании тканевого оксиметра определяли StO2 min – минимальное значение тканевой оксигенации во время ПАО, кислородный резерв и StO2 max – максимальный уровень оксигенации во время реактивной гиперемии.

У группы больных (n=77, АКШ с ИК) во время операции колориметрическим методом на спектрофотометре определялась концентрация общего магния плазмы крови. У ряда больных (n=32, АКШ с ИК) до перфузии и спустя 3-4 ч. после окончания ИК проведено определение в крови провоспалительных цитокинов: IL-6, IL-8 и TNF. Определение цитокинов осуществляли иммунно-сорбентным методом с помощью китов фирмы Cyt Immun Since Inc (США). Анализы выполнялись в отделе трансфузиологии и лабораторных технологий ФГБУ РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН (заведующий – профессор А.А. Рагимов).

Статистическую обработку материала исследования осуществляли с помощью программы «Statistica 6.0 for Windows». Вычисляли среднее арифметическое (М), стандартное квадратичное отклонение (). В зависимости от типа и распределения переменных, а также количества наблюдений использовались методы параметрической и непараметрической статистики. Для оценки значимости различий между двумя независимыми выборками применялся Т-тест Стьюдента или критерий Манна-Уитни, для оценки достоверности различий между двумя связанными выборками - Т-тест Стьюдента или критерий Уилкоксона. При анализе достоверности частоты качественных признаков использовался критерий 2 или точный критерий Фишера. Связь признаков анализировалась с применением корреляционного и регрессионного анализа. При корреляционном анализе в зависимости от характера распределения и количества наблюдений использовали коэффициент корреляции Пирсона или коэффициент ранговой корреляции Спирмена. При изложении материала данной работы в тексте и таблицах данные приведены в формате М±.

Полученные результаты и их обсуждение Анализ реакций сосудистой системы проводился в зависимости от сосудистого региона (резистивные сосуды, емкостные сосуды и микроциркуляторное русло) и от длительности сосудистых реакций. Выделялись кратковременные (от нескольких сек до 10 мин) и долговременные (более 10 мин) реакции. Кратковременные сосудистые реакции можно легко скорректировать объемной нагрузкой и/или дробным введением следовых доз вазопрессоров, снижением дозы или скорости введения препаратов для анестезии.

Долговременные нарушения сосудистого тонуса нуждаются в длительной терапии. Они чаще, чем кратковременные сосудистые реакции, могут приводить к различным осложнениям во время анестезии и в раннем послеоперационном периоде.

I. Повышение тонуса и реактивности сосудов резистивного русла Повышение тонуса и реактивности, а также снижение эластичности резистивных сосудов играют важную роль в развитии интраоперационной артериальной гипертензии. Для изучения ИАГ было обследовано 75 больных ИБС. В 72,2% случаев (от n=36, p<0,05) ИАГ длилась менее 5% от всего времени анестезии и была отнесена нами к кратковременным сосудистым реакциям. Частота встречаемости различных типов ИАГ представлена в табл. 2.

Таблица 2.

Частота встречаемости различных типов ИАГ Тип артериальной Границы диапазона Частота гипертензии (мм рт. ст.) (%, от n = 36) Систолическая АД сист>150 АД диаст<90 61,1* Смешанная АД сист>150 АД диаст>90 36,Диастолическая АД диаст>110 2,* p<0,05 относительно других типов ИАГ Высокая частота систолической артериальной гипертензии говорит о ведущей роли увеличения жесткости сосудистой стенки в патогенезе ИАГ. В развитии данного осложнения ведущую роль играет высокая активность симпатического отдела ВНС, которая вызывает увеличение тонуса и реактивности сосудов резистивного русла. Сочетание анализа вариабельности сердечного ритма и ортостатических проб позволило объективно определить тип вегетативного ответа на различных этапах операции. Несмотря на адекватную предоперационную терапию, у значительного числа больных сохраняется высокая симпатическая активность, которая сопровождается ИАГ (см.

рис 1).

Рис. 1 Частота интраоперационной артериальной гипертензии * p=0,024 по сравнению с высокой симпатической активностью В тоже время, ее избыточное угнетение, которое проявляется повышением активности парасимпатического отдела ВНС, также сопровождается ИАГ.

У больных со сбалансированным типом вегетативного ответа ВНС артериальная гипертензия регистрировалась реже, чем в других группах. Это свидетельствует о важности сохранения ауторегуляции сосудистой системы при достижении симпатической блокады.

Антиортостатическая проба показала, что после вводной анестезии у большинства пациентов (62%, 31 против 19, p<0,027), сохраняется исходный тип вегетативного ответа. Однако, у достаточно большого количества больных происходит смена вегетативной реактивности, что говорит о необходимости проведения повторных функциональных проб. Тип вегетативного ответа необходимо учитывать при проведении профилактики и лечения ИАГ, как критерий адекватности симпатической блокады и сохранения вегетативной ауторегуляции. Больные с высокой симпатической активностью нуждаются в интраоперационном назначении -адреноблокаторов (эсмолола, метопролола), клонидина, использовании проводниковых методик анестезии и др.

Как показало наше исследование, возможным путем интраоперационного снижения симпатической активности может быть применение пропофола.

По данным литературы он также снижает тонус резистивных сосудов. Для изучения возможности пропофола предотвращать гипертензию после интубации трахеи, обследованы больные ИБС (n=30). Пациенты были рандомизированы на две группы: в 1 гр. непосредственно перед интубацией трахеи вводился пропофол в дозе 0,6 мг/кг (Пропофол, n=20), 2 гр. (n=10) была контрольной. Превентивное введение пропофола предотвратило ИАГ после интубации трахеи у всех больных 1 гр. В контрольной группе у половины пациентов наблюдалась ИАГ, (p=0,039, по сравнению с 1 гр.), которая сопровождалась увеличением сердечного индекса (СИ) (см. табл. 3).

Таблица 3.

Влияние превентивного введения пропофола в дозе 0,6 мг/кг на гемодинамику после интубации трахеи АД сист АД диаст ЧСС СИ ОПСС Группа Этап мм рт. ст. мм рт. ст. уд. мин л мин/м2 дин см с-до 100,1 55,2 51,0 2,2 161 гр.

интубации 12,2 12,4 9,6 0,4 5Пропо124,9 72,4 62,фол после 2,6 1714,0 13,9 13,(n=20) интубации 0,7 3*, ## **,# **,## до 110,4 56,6 53,8 2,3 162 гр.

интубации 14,9 9,3 12,3 0,5 4 Кон150,9 91,4 79,7 2,троль 18после 20,4 13,7 9,6 0,(n=10) интубации 4** ** ** * * p<0,05, ** p<0,001 относительно исхода # p<0,01, ## p<0,001 относительно аналогичного этапа в другой группе При сниженном уровне симпатической активности может наблюдаться повышение тонуса сосудов резистивного русла. Даже при адекватной дозировке – адреноблокаторов, вазоспастический компонент значительно выше у пациентов с ремиссией хронического алкоголизма (см. рис. 2). В подобных случаях для снижения тонуса сосудов резистивного русла, наряду с объективным контролем адекватности симпатической блокады, целесообразно применять блокаторы кальциевых каналов, а также препараты магния.

Рис. 2 Механизм ИАГ у больных с алкогольной болезнью (n=42) ИОПСС - индекс общего периферического сосудистого сопротивления, УИ - ударный индекс; * p<0,05 по сравнению с исходом Для изучения роли магния в развитии ИАГ проведено исследование у больных ИБС, оперированных в условиях ИК (n=77). После рандомизации больным 1 гр. (n=44) в течение всей операции проводилась инфузия раствора «Калия и магния аспарагинат» (КМА, Берлин-Хеми) со скоростью 1,5-мл/кгч. Во 2 гр. (n=33) пациенты получали кристаллоидные растворы, которые не содержат магний. Анализ полученных данных показал, что в 1 гр.

уровень магния на всех этапах исследования был выше (см. табл. 4).

Таблица 4.

Концентрация магния в плазме крови (ммоль/л) После вводной Конец Группа Перед ИК После ИК анестезии операции 1 0,79±0,12 1,07±0,19#* 1,08±0,14* 1,00±0,13* 2 0,77±0,07 0,65±0,1# 0,75±0,09 0,73±0,* р < 0,001 между группами, # р < 0,001 между этапами Частота развития ИАГ была выше у больных, не получавших КМА (60,6% больных в 1 гр. против 34,1% больных во 2 гр., p<0,05). Во 2 гр. отмечалась сильная положительная корреляционная зависимость между АДсист и ИОПСС (r=0,69, p<0,05), которая не обнаружена в 1 гр. Таким образом, нормализация уровня магния во время анестезии уменьшает частоту ИАГ, обусловленной повышением тонуса сосудов резистивного русла.

Для профилактики ИАГ использовался комплексный протокол, который включал в себя: оценку вегетативного статуса больного, продолжение предоперационной гипотензивной терапии вплоть до утра оперативного вмешательства, премедикацию с выраженным гипнотическим компонентом на основе применения барбитуратов (фенобарбитал в дозировке 1,0-1,7 мг/кг в комбинации со стандартными дозировками производных бензодиазепина), выбор методики анестезии, профилактическое применение пропофола непосредственно перед интубацией трахеи, контроль адекватности гипнотического компонента анестезии и увеличение концентрации магния во время операции. Пациенты, которым выполнялась реваскуляризация миокарда в условиях нормотермического ИК (n=144) были рандомизированы на 2 гр.: контрольную (n=75) и группу исследования (n=69). С помощью протокола профилактики ИАГ удалось снизить частоту этого осложнения с 48% (36 от 75) до 30,4% (17 от 39, p<0,05).

II. Снижение тонуса и реактивности сосудов резистивного русла ВНС играет основную роль в кратковременном снижении тонуса сосудов резистивного русла. Ортостатические функциональные пробы позволяют объективно оценить влияние предоперационной подготовки и интраоперационных факторов на вегетативный статус больного. Избыточное подавление симпатической активности может приводить выраженному снижению тонуса резистивных сосудов или симпатикоастеническому типу вегетативного ответа. Подобный тип вегетативной регуляции характеризуется внезапной сменой высокой активности симпатического отдела ВНС на высокую парасимпатическую. Клинически это проявляется в резкой гипотонии и брадикардии, что свидетельствует об истощении механизмов, осуществляющих компенсаторную реакцию на нагрузку. Частота встречаемости такого типа реакции ВНС у больных ИБС составляет 5,3% (от n=75). Симпатикоастенический тип реакции – фактор риска гемодинамической нестабильности во время анестезии. Больным с таким типом вегетативного ответа необходима глубокая премедикация без увеличения симпатической блокады.

Препараты для вводной анестезии оказывают выраженное влияние на ВНС. Пропофол преимущественно снижает активность симпатического отдела ВНС (см. табл. 5).

Таблица 5.

ВНС после болюсного введения пропофола HF normal LF/HF ВНС Этап н.e. – Высокая симпатическая ак- Исход 12,3 11,1 6,4 2,тивность (n=14, ИБС) Пропофол (1 мг/кг) 21,5 7,8* 3,9 1,5* Исход Высокая парасимпатическая 21,6 16,7 4,5 2,активность (n=13, ИБС) Пропофол (1 мг/кг) 27,6 12,3 4,1 2,*p<0,05 относительно исхода;

Мидазолам снижает активность доминирующего отдела ВНС, а кетамин повышает симпатическую активность при любом типе вегетативного ответа (см. таб. 6).

Таблица 6.

ВНС после болюсного введения мидазолама и кетамина HF normal LF/HF ВНС Этап н.e. – Исход 11,3 5,13 6,9 3,Высокая симпатическая Мидазолам 20,1 12,7 * 3,4 1,86 ** активность (n=15, ИБС) Кетамин 7,9 4,88 10,0 6,93 Исход 45,9 9,86 ### 0,9 0,57 ### Высокая парасимпатическая активность (n=15, Мидазолам 23,8 9,86 ** 1,7 0,57 **, ## ИБС) Кетамин 13,5 9,66 ** 5,8 3,10 **, , # *p<0,05, ** p<0,01 относительно исхода; p<0,01, p<0,001 между этапами;

#p<0,05, ## p<0,01, ### p<0,001 между аналогичным этапом в другой группе Длительное снижение тонуса сосудов резистивного русла клинически проявляется интраоперационной сосудистой недостаточностью (ИСН), которая является ятрогенным многофакторным осложнением. Анализ большой группы больных с ИСН показал, что в большинстве случаев подобное осложнение встречается после ИК (78% от всех случаев ИСН, n=352, p<0,05).

Чаще всего (71% от всех случаев ИСН, n=352, p<0,05) наблюдается ИСН легкой степени тяжести, когда для коррекции гипотонии и стабилизации гемодинамики требуется до 100 нг/кгмин норадреналина.

Нами был разработан протокол профилактики ИСН, направленный на различные причины ее возникновения. Одной из мер предотвращения ИСН являлась оптимизация нормотермического ИК. Обследованы больные ИБС, которым выполнялись операции реваскуляризации миокарда в условиях ИК.

Пациенты рандомизированы в 2 группы: 1 гр. – нормотермия (t центр 3536 С, n=15), 2 гр. – гипотермия (t центр = 28-34 С, n=17). До перфузии и спустя 3-4 ч. после окончания ИК проведено определение в крови провоспалительных цитокинов: IL-6, IL-8 и TNF. При анализе корреляционных связей было обнаружено, что основными факторами, увеличивающими концентрацию маркеров воспаления, была длительность и температурный режим ИК (см. табл. 7).

Таблица 7.

Связь между концентрацией интерлейкинов и параметрами ИК Параметры ИК IL-6 IL-8 TNF Температура r = 0,69 р=0,03 NS r = -0,56 р=0,Длительность ИК r = 0,68 р=0,04 r =0,45 р=0,05 NS Проведенный анализ концентрации цитокинов после ИК показал, что у больных ИБС, оперированных в условиях нормотермии, величина IL-6 была в 1,7 выше, чем у больных, оперированных в условиях умеренной гипотермии (19,9 2,5, против 11,3 2,0 пнг/мл; p<0,05). Нарушение баланса про- и противовоспалительных цитокинов свидетельствовало об увеличении системного воспалительного ответа организма и сопровождалось вазоплегией. У пациентов 1 гр. частота применения вазопрессоров была 2-3,5 раза выше, чем во 2 гр. (p<0,05).

Снижение целевой центральной температуры нормотермического ИК с 36,6 C до 35,5 C, привело к уменьшению частоты применения вазопрессоров в 5,9 раза (p<0,05) (см. рис. 3). При этом общее количество нормотермических перфузий осталось на прежнем уровне (24% от всего числа ИК в год).

Другой мерой профилактики ИСН было снижение фармакологической нагрузки во время анестезии. Это выражалось в уменьшении дозировок препаратов для анестезии (особенно гипнотиков и опиоидов) и снижении частоты применения длительно действующих препаратов (диазепама, дроперидола и др.).

1% 81,* 15,2002 20Рис. 3 Частота использования вазопрессоров во время нормотермического ИК (%, n=389) * p<0,05 между группами Общее уменьшение глубины анестезии, которое осуществлялось под контролем мониторинга гипнотического компонента (BIS, вызванные аудиосенсорные потенциалы), позволяло сохранить ауторегуляцию сосудистого тонуса. Для ряда препаратов имеет значение суммарная доза. Например, альтернирующее применение пропофола (только во время вводной анестезии и ИК) позволяет снизить частоту ИСН по сравнению с его пролонгированным применением (см. рис. 4).

% 31,*9, альтернирующее применение постоянная инфузия 2-4 мг/кг (n=42) ч (n=34) Рис. 4. Частота ИСН при различных вариантах введения пропофола (%) * p<0,05 между группами Другим направлением профилактики ИСН являлось снижение частоты аллергических реакций во время анестезии. Внедрение комплексного протокола профилактики аллергических реакций в нашем отделении позволило значительно снизить их частоту (с 4,68% в 2002 г. до 0,5% в 2010 г., p<0,001, n=1061).

Одной из мер профилактики ИСН была разработка протокола анестезии у больных после предоперационного назначения левосимендана. Обследованы больные с ХСН. Пациентам 1 гр. (n=20) за 48-72 ч. до операции в течение суток вводился левосимендан (Симдакс, Orion Farma) в дозе 0,05-0,мг/кг мин, 2 гр. (n=22) была контрольной. АДср и ИОПСС в исходе, после вводной анестезии и в конце операции в группе с применением левосимендана были ниже, чем в контрольной группе (см. рис. 5).

90 40мм рт. ст. динсексм-5м 35* 30 25*, * 20АДср Левосимендан 15*, АДср Контроль 10ИОПСС Левосимендан 5ИОПСС Контроль 0 Исход Индукция Интубация Перед ИК Конец Рис. 5. Среднее АД и ИОПСС у пациентов после введения левосимендана * p<0,05 между группами, p<0,05 по сравнению предыдущим этапом (обе группы) Частота использования вазопрессоров во время ИК и в постперфузионном периоде была выше при использовании левосимендана (p<0,05). Вазопрессоры применялись только в умеренных терапевтических дозировках (норадреналин 100-200 нг/кгмин). Не зарегистрировано случаев тяжелой ИСН и резкого снижения АД после вводной анестезии.

Кроме вышеперечисленных мер протокол профилактики ИСН включал в себя предотвращение непреднамеренной гипотермии, уменьшение частоты использования компонентов донорской крови, выбор оптимальной методики кардиоплегии. Благодаря комплексной профилактике ИСН удалось значи% тельно снизить частоту данного осложнения (см. рис. 6).

30 28,25,n=6# 22,21,19,18,* 15,* 12,** 7,2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 20Рис. 6. Частота ИСН по годам (% от общего количества больных в год) * p<0,05, **p<0,001 по сравнению с 2002 г., # p<0,05 по сравнению с 2006 г.

На первом этапе (с 2002 по 2006 гг.) основным фактором, уменьшившим частоту ИСН, было снижение целевой температуры нормотермической перфузии, а ухудшение ситуации в 2007-2008 гг. было обусловлено активным использованием для кардиоплегии Кустодиола.

II. Нарушение тонуса сосудов емкостного русла Для оценки тонуса емкостных сосудов у больных ИБС (n=54) после поступления в операционную и измерения исходных показателей центральной гемодинамики выполнялся ТППНК 1. В зависимости от динамики УИ во время теста было выявлено 4 типа гемодинамических реакций (см. табл. 8).

На основании типа гемодинамической реакции в ответ на ТППНК 1 определялась необходимость проведения следующей функциональной пробы. Объемный нагрузочный тест перед началом вводной анестезии проводился пациентам, у которых была диагностирована гиповолемия по результатам реакции на ТППНК 1. С помощью объемного нагрузочного теста для каждого больного определяли индивидуальные нормы преднагрузки (ИГКДО) и объем инфузионной терапии, достаточный для компенсации неизбежного снижения тонуса сосудов емкостного русла после вводной анестезии. Объем ГЭК 6%, необходимый для достижения оптимального уровня ИГКДО, составил в среднем от 4,2 до 5,5 мл/кг.

Таблица 8.

Типы гемодинамических реакций на ТППНК IIА I IIБ III % (n) 51,9 (28) 14,8 (8) 22,2 (12) 11,1 (6) УИ исход 40,2±6,1# 50,7±6,6 38,4±8,3# 49,0±4,мл/м2 тест 47,4±8,6* 54,6±5,5 42,0±9,3# 43,6±4,5# ЦВД исход 2,1±1,3 1,67±1,0 0,38±0,6# 1,6±1,мм рт.ст. тест 5,4±2,1* 4,3±1,9* 3,8±1,6* 5,2±2,1* ИГКДО исход 685±121 724±64 697±107 770±144# мл/м2 тест 781±121* 792±54* 712±97# 848±1ИОПСС исход 2997±337 2494±370 3003±403 2521±4динсексм-5м2 тест 2345±563* 2671±487 2743±556 2734±5Чувствительность к + ? объемной нагрузке нормо- гиповоле- нормоВолемический статус гиповолемия волемия мия волемия Объемный нагрузочный тест да нет да нет Инфузия перед вводной ане4,2 мл/кг 3 мл/кг 5,5 мл/кг нет стезией * p<0,05 по сравнению с исходом; # p<0,05 по сравнению с IIА типом При сравнении стандартного и модифицированного протокола инфузионной терапии было выявлено, что при индивидуальном подборе и достижении оптимального уровня преднагрузки гемодинамика больных была стабильнее (см. рис. 7). Проведение объемной нагрузки перед началом вводной анестезии было направлено на коррекцию исходной гиповолемии и создание максимально допустимого «объемного резерва», предназначенного для компенсации относительной гиповолемии, вызываемой действием анестетиков на сосуды емкостного русла. Применение данной тактики позволило снизить частоту эпизодов гипотензии во время индукции. У больных ИБС во время вводной анестезии без выполнения протокола профилактики волемических нарушений она составила 26% (n=11 от n=42), а в группе исследования – 9,3% (n=5 от n=54; р<0,05).

А Б Рис. 7 Гемодинамика во время вводной анестезии - - - контрольная группа (n=42, ИБС) –– группа исследования (n=54, ИБС) A – АДср, Б – УИ; * p<0,05 между этапами, # p<0,05 между группами Индивидуальный анализ показал, что в группе исследования у 52% больных (n=27) после вводной анестезии происходило снижение ИГКДО.

Случаи гипотонии у этих пациентов наблюдались чаще, чем у больных со стабильными показателями преднагрузки во время вводной анестезии (p<0,05).

Для выявления причин гипотонии после вводной анестезии обследованы 36 больных ИБС, которые были исходно приведены в состояние нормоволемии согласно разработанному протоколу профилактики волемических нарушений. После вводной анестезии всем больным проводился ТППНК 2 (см.

табл. 9). У пациентов со стабильными показателями ИГКДО в ответ на вводную анестезию ТППНК 2 выявил более высокую сосудистую реактивность и меньшую зависимость состояния гемодинамики от уровня преднагрузки, чем у больных со снижением ИГКДО. Большие значения ИОПСС у больных 1 гр.

до и после ТППНК 2, подтверждают предположение об их более высокой сосудистой реактивности. Не смотря на невысокие значения ИГКДО до начала теста, у этих больных отмечались нормальные значения УИ, что свидетельствуют о хорошем соответствии ОЦК объему сосудистого русла и оптимальном регулировании тонуса сосудов емкостного русла.

Таблица 9.

Показатели центральной гемодинамики во время вводной анестезии и в ответ на ТППНК 1 гр. 2 гр.

Показатель Этапы р n=17 n=После объемной нагрузки 48,9±8,7 58,6±10,1 0,0Максимальный УИ 48,0±6,9 48,9±8,53* 0, гипнотический эффект (мл/м2) Перед ТПНК 2 45,8±7,5 47,1±11,1 0,ТППНК2 49,9±12,6 55,6±9,4* 0,После объемной нагрузки 695±101 944±156 0,00Максимальный ИГКДО 681±117 722±107* 0, гипнотический эффект (мл/м2) Перед ТПНК 2 687±84 777±127 0,0ТППНК2 773±114,5* 887±169,6* 0,0После объемной нагрузки 90,3±16,9 92,8±15,5 0,Максимальный АДср 81,5±18,3 79,2±13,4 0,гипнотический эффект (мм рт. ст.) Перед ТПНК 2 116±13,2 * 106±11,1* 0,0ТППНК2 121±17,2 119±13,3* 0,После объемной нагрузки 2607±525 2134±522 0,0ИОПСС Максимальный 2046±435* 1960±493 0,гипнотический эффект (динсексм-5м2) Перед ТПНК 2 2383±394* 2145±436 0,0ТППНК2 2511±697 2109±525 0,06* p<0,05 по сравнению с исходом Отсутствие значимого повышение УИ в ответ на ТППНК 2 говорит о низкой зависимости производительности сердца от уровня преднагрузки у этих больных. У больных 2 группы, не смотря на нормальные значения ИКГДО перед ТППНК 2, отмечается значительный прирост УИ в ответ на выполнение теста, что свидетельствует о том, что существует резерв увеличения производительности сердца за счет повышения преднагрузки.

После вводной анестезии количество больных со скрытой гиповолемией, обусловленной фармакологическим влиянием на сосуды емкостного русла, становится больше (см. табл. 10), что подтверждает необходимость проведения повторных функциональных проб.

Модифицированная инфузионная терапия не только повышает стабильность гемодинамики во время анестезии, но и приводит к улучшению тканевой перфузии, что проявляется в более низком уровне лактата в послеоперационном периоде (см. рис. 8).

Таблица 10.

Частота встречаемости различных типов гемодинамических реакций в ТППНК 1 и ТППНК 2 (n=36) увеличение ИГКДО снижение % (n) ИГКДО не изменяется ИГКДО ТППНК 1 30,6 (11) 63,9 (23) 5,5 (2) ТППНК 2 58,3 (21) 36,1 (13) 5,5 (2) p 0,032 0,034 – ммоль/л 4,3,* 2,* # * * 1,# * 0,Исход Гепарин Протамин ОРИТ 6-7 ч. ОРИТ 15-16 ч.

ОРИТ Контроль Основная Рис. 8 Уровень лактата в периоперационном периоде (основная группа n=27, контрольная группа n=20) * p<0,05 между этапами, # p<0,05 по сравнению с контрольной группой Одним из методов предотвращения снижения тонуса сосудов емкостного русла может быть введение кетамина в дозе 1 мг/кг. В нашем исследовании больным ИБС (n=7) во время вводной анестезии, непосредственно после мидазолама 0,05-0,08 мг/кг, вводился кетамин (см. табл. 11). Результаты исследования продемонстрировали, что кетамин в указанной дозировке приводил к изолированному увеличению ИГКДО, что свидетельствовало о повышении тонуса емкостных сосудов.

Таблица 11.

Показатели гемодинамики после введения кетамина Показатель n=7 p исход 51,7±7,ЧСС NS (уд./мин) кетамин 51,3±6,АДср исход 108±11,NS (мм рт. ст.) кетамин 111±16,УИ исход 45,0±9,NS (мл/м2) кетамин 43,9±10,ИГКДО исход 652±67,0,0(мл/м2) кетамин 779±132,ИОПСС исход 2354±9NS (динсексм-5м2) кетамин 2578±8Состояние сосудов емкостного русла играет важную роль в поддержании гемодинамической стабильности у больных ХСН во время анестезии.

Для оценки состояния сосудов емкостного русла обследовано 40 пациентов ХСН. Пациенты 1 гр. (n=20) в предоперационном периоде получали левосимендан (Симдакс, Orion Farma) в дозе 0,05-0,1 мг/кг мин., 2 гр. (n=22) была контрольной.

10мл/м*, 8*, 6*, 4ИГКДО Левосимендан (n=20) 2ИГКДО Контроль (n=22) Исход Индукция Интубация Стернотомия Перед ИК Сведение Конец грудины операции Рис. 9 Динамика ИГКДО у больных ХСН * p<0,05 между группами, p<0,05 между этапами в обеих группах Снижение тонуса емкостных сосудов на фоне использования левосимендана проявлялось тем, что ИГКДО на этапе индукции, стернотомии и сведения грудины в 1 гр. был ниже, чем во 2 гр. (см. рис. 9). Объем инфузионной терапии, который требовался для поддержания стабильной гемодинамики, в 1 гр. был выше, чем во 2 гр. на этапе вводной анестезии (4,5 1,1 против 2,7 0,85 мл/кг, р<0,02) и во время всей операции (75 15,3 против 62 11,мл/кг, p<0,02) III. Нарушение тонуса сосудов микроциркуляторного русла Для изучения кратковременных реакций сосудов микроциркуляторного русла больным ИБС (n=15) после изолированного болюсного введения пропофола в дозе 0,8 мг/кг во время вводной анестезии выполнялась ЛДФ. У большинства пациентов (у 13 из 15, p<0,01) пропофол увеличивал нейрогенный тонус (НТ) микрососудов (2,20 0,63 против 3,95 1,49 перф. ед., p<0,001). У части больных (1 гр.) пропофол снижал исходно высокий миогенный тонус, у других (2 гр.) он не изменялся (см. табл. 12).

Таблица 12.

Показатели микроциркуляции после введения пропофола (n=15) НТ МТ ПШ М Гр. Этап перф. ед. перф. ед. отн. ед. перф. ед.

Исход 1,79 0,36* 7,24 2,71* 4,05 1,28* 16,00 3,(n=7) Пропофол 3,85 1,79# 4,43 1,00# 1,15 0,7# 22,74 2,28# Исход 2,46 0,65 4,40 2,37 1,79 1,47 18,95 7,(n=8) Пропофол 4,02 1,41# 5,52 2,67 1,37 0,59 22,74 2,* p<0,05 между группами, # p<0,05 по сравнению с исходом В 1 гр. на фоне снижения МТ увеличивался показатель микроциркуляции М, что свидетельствовало о росте кровотока.

Для изучения долговременных реакций микрососудов проводился пролонгированный интраоперационный мониторинг системы микроциркуляции.

Обследованы больные ИБС, оперированные в условиях нормотермического кровообращения (1 гр., АКШ + ИК, n= 42) и на работающем сердце (2 гр., АКШ без ИК, n= 32). Во время вводной анестезии у всех больных показатель микроциркуляции увеличивался, что было обусловлено ростом НТ и снижением МТ (см. рис. 10).

Рис. 10 Динамика показателей ЛДФ во время вводной анестезии При анализе долговременных реакций микрососудов в обеих группах на протяжении операции снижался показатель микроциркуляции М и повышался нейрогенный тонус при неизменных показателях миогенного тонуса (см.

рис 11).

Рис. 11 Динамика показателей ЛДФ во время анестезии у больных ИБС Снижение кровотока в микроциркуляторном русле было обусловлено температурной вазоконстрикцией. Во время нормотермического искусственного кровообращения нейрогенный тонус был выше, а показатель микроциркуляции – ниже, чем в 2 гр. Увеличение НТ сопровождалось повышением МТ, что приводило к увеличению показателя шунтирования (ПШ). Это подтверждало негативное влияние нормотермического ИК на микроциркуляцию.

Для поиска причины и решения проблемы нарушений тонуса микрососудов у больных ИБС во время анестезии мы исследовали взаимосвязь кровотока в микроциркуляторном русле с концентрацией магния в плазме, а также проводили пробу с артериальной окклюзией (ПАО). Для решения данной задачи обследованы больные ИБС, оперированные в условиях ИК (n=77).

В зависимости от состава интраоперационной инфузионной терапии пациенты были рандомизированы на две группы. В 1 гр. – КМА (n=44) – в течение всей операции больным проводилась инфузия раствора «Калия и магния аспарагинат» (КМА, Берлин-Хеми) со скоростью 1,5-2 мл/кгч. Во 2 гр. – Контроль (n=33) – пациенты получали другие, не содержащие магний кристаллоидные растворы. Объем инфузионной терапии и соотношение коллоидов и кристаллоидов в обеих группах были идентичны.

При анализе данных всех больных между исходной концентрацией магния и показателем перфузии М выявлена прямая корреляционная связь средней силы (r=0,59, p<0,05). Во время операции показатель перфузии М в обеих группах постепенно снижался, но в предперфузионном периоде и после искусственного кровообращения был выше в гр. КМА (см. рис 12).

перф. ед.

* * М КМА (n=44) М контроль (n=33) Исход Перед ИК После ИК Конец операции Рис. 12 Показатель микроциркуляции М у больных ИБС при различной концентрации магния * p < 0,05 между группами, p < 0,05 в обеих группах относительно исхода Нейрогенный тонус достоверно не различался между группами, а миогенный тонус после ИК у больных с применением КМА был ниже, чем в контрольной группе. На этом этапе показатель шунтирования был достоверно меньше в группе КМА (1,76 0,84 против 3,0 0,92, р=0,054).

Анализ результатов пробы с артериальной окклюзией (ПАО) показал, что у больных ИБС имеется склонность к спазму микрососудов на фоне эндотелиальной дисфункции. Это подтверждалось тем, что РКК был ниже нормы в обеих группах на протяжении всей анестезии, даже несмотря на его увеличение в конце операции. Кроме того, в исходе время Т, у пациентов обеих групп было резко снижено (норма 25-40 сек.) (см. рис. 13).

сек % 60 21 T 1/2 КМА *, T 1/2 контроль 30 1РКК КМА 20 РКК контроль 0 Исход Перед ИК После ИК Конец операции Рис. 13 Резерв капиллярного кровотока (РКК, %) и время полувосстановления кровотока (T 1/2, сек) во время ПАО * p < 0,05 между группами, p < 0,05 в обеих группах относительно исхода В конце операции время T1/2 увеличивалось в обеих группах, однако было выше в гр. КМА, что отражало меньшую склонность к спазму на фоне высоких концентраций магния. Несмотря на наличие исходных нарушений функции микроциркуляторного русла у больных ИБС, поддержание высокой концентрации магния во время операции улучшает периферическую микроциркуляцию.

Другим направлением нашей работы было изучение периферической микроциркуляции у больных ХСН во время анестезии, а также оценка влияние на нее левосимендана. Обследовано 43 больных ХСН, 1 гр. – Левосимендан (n=19) и 2 гр. – контрольная (n=24). В контрольной группе показатель микроциркуляции М протяжении всей операции был значительно ниже нормы. Во 1 гр. на всех этапах исследования показатель микроциркуляции М был выше (см. рис. 14).

Рис. 14 Периферическая температура и показатель микроциркуляции у больных ХСН во время анестезии Была выявлена прямая корреляционная связь средней силы между ИГКДО и М на этапе стернотомии в группе с применением левосимендана (r=0,57, p<0,05). В обеих группах отмечалась высокая прямая корреляционная зависимость между этими показателями на этапе сведения грудины (1 гр.

– r=0,73, p<0,05, 2 гр. – r=0,65, p<0,05). Обнаруженная зависимость показала, что в условиях сосудистой вазодилатации уровень преднагрузки влияет на кровоток в микроциркуляторном русле у больных ХСН.

Спектральный анализ ЛДФ сигнала показал, что у пациентов с ХСН во время анестезии уровень МТ не отличается от показателей пациентов контрольной группы (см. табл. 13). В тоже время у них был выше НТ и ниже ПШ, что приводило к увеличению нутритивного кровотока. Наши данные подтверждают предположение, что левосимендан оказывает прямое действие на миоциты сосудистой стенки, действуя на эффекторное, а не на регуляторное звено регуляции микрососудов прекапиллярной зоны. Улучшение периферического кровотока на фоне предоперационного введения левосимендана дает возможность рекомендовать его в качестве средства профилактики и лечения нарушений микроциркуляции.

Таблица 13.

Динамика показателей ЛДФ у больных ХСН во время анестезии Стерно Перед ИК ИК Сведение Показатель Исход Конец томия ИК 60 мин стоп грудины Левосимендан 2,94 4,82 4,25 4,83 4,34 4,04 4,МТ (перф. ед.) 0,75 # 0,73* 0,85 0,77* 0,89 0,8 0,Контроль 5,20 4,46 4,72 4,35 3,86 3,56 4,МТ (перф. ед.) 0,67 1,2* 0,39 0,47* 0,9 0,66 0,89* 2,52 3,98 4,42 3,75 3,Левосимендан 2,77 3,0,55 0,29 0,34 0,7 0,НТ (перф. ед.) 0,47 0, # *,# *,# *,# *,# Контроль 3,12 2,03 3,18 2,57 4,26 3,23 2,НТ (перф. ед.) 0,73 0,15 0,31 * 0,49 0,26 * 0,41* 0,45 * 1,17 1,21 0,96 1,74 1,16 1,Левосимендан 1,0,11 0,09 0,12 0,23 0,1 0,ПШ (отн. ед.) 0, # # *,# * *,# *,# Контроль 1,67 2,19 1,49 1,69 0,91 1,10 2,ПШ (отн. ед.) 0,21 0,18 * 0,23 * 0,55 0,3 * 0,49 0,16 * * p<0,05 по сравнению предыдущим этапом, # p<0,05 между группами Для решения вопроса о роли спастического компонента и эндотелиальной дисфункции в нарушениях микроциркуляции у больных с ХСН во время анестезии проведены пробы с артериальной окклюзией. Анализ показал, что резерв капиллярного кровотока (РКК), отражающий гиперемическую реакцию на реперфузию, на протяжении всей операции был ниже в 1 гр., однако, даже во 2 гр., он не достигал нормальных величин (см. рис. 15). Подобную ситуацию можно объяснить максимальной релаксацией микрососудов в 1 гр.

и спастическим типом гиперемической реакции у больных во 2 гр., которая характерна для больных ХСН. В обеих группах отмечалось повышение времени достижения максимального уровня кровотока (Tmax).

Рис. 15 Резерв капиллярного кровотока (%) * p<0,05 между группами, # p<0,05 по сравнению предыдущим этапом В 1 гр. это было выражено больше, чем во 2 гр. (см. рис. 16), что говорит о снижении спазма сосудов на фоне левосимендана.

Рис. 16 Время достижения максимального уровня перфузии (Tmax, мс) * p<0,05 между группами, # p<0,05 по сравнению с предыдущим этапом У всех больных время полувосстановления кровотока (T 1/2) было резко снижено и не различалось между группами, что говорило о сохранении эндотелиальной дисфункции на фоне левосимендана (см. рис. 17).

Рис. 17 Время полувосстановления кровотока (T 1/2, мс) * p<0,05 между группами, # p<0,05 по сравнению предыдущим этапом (обе группы) Таким образом, несмотря на значительное улучшение периферической микроциркуляции после применения левосимендана в предоперационном периоде, эндотелиальная функция у больных ХСН остается нарушенной, а микроциркуляторное русло сохраняет склонность к спастическим реакциям.

Учитывая ведущую роль непреднамеренной гипотермии в нарушении микроциркуляции во время анестезии, было проведено исследование эффективности различных согревающих систем. Обследованы больные ИБС (n=50), которые рандомизированы на две группы. 1 гр. – воздушное согревание с матрасом, расположенным под пациентом, (Bair Hugger, Arizant; n=20).

2 гр. – водяной матрас (HICO-AQUATHERM 660, Hirtz; n=30).

При использовании воздушного согревания периферическая температура, начиная с этапа выделение ВГА, была выше, чем во 2 гр. (см. рис. 18).

Центральная температура в 1 гр. была выше в предперфузионном периоде, в начале ИК и в конце операции. Таким образом, при использовании водяного матраса не удается избежать непреднамеренной гипотермии. При использовании воздушного согревания отмечено улучшение микроциркуляции на всех этапах, кроме этапа 40 мин. ИК (см. рис. 19).

Рис. 18 Температура при использовании различных согревающих систем * p < 0,05 между группами, # p < 0,05 относительно предыдущего этапа Рис. 19 Микроциркуляция при использовании различных согревающих систем * p < 0,05 между группами, # p < 0,05 относительно предыдущего этапа В задачи нашей работы входила оценка возможности изучения тканевой оксигенации с помощью оксиметрии для изучения сосудистых реакций микроциркуляторного русла во время анестезии. Для увеличения информативности оценки быстрых реакций сосудистого русла проводился параллельный мониторинг тканевой (StO2) и церебральной (SсtO2) оксигенации во время анестезии. Обследованы больные ИБС, оперированные в условиях нормо термического кровообращения (1 гр., АКШ, нормотермия, n=23). А так же больные ХСН оперированные в условиях умеренной гипотермии (2 гр., АКШ+клапан, гипотермия, n=21). Показатели StO2 и SсtO2 анализировались в исходе (перед началом анестезии), после индукции (максимальный гипнотический эффект), перед ИК, в начале и конце ИК, в конце операции. На 4 этапах операции проводились пробы с артериальной окклюзией (ПАО) (в исходе, перед ИК, во время ИК и в конце операции).

Перед перфузией тканевая оксигенация снижалась, а в начале ИК повышалась в обеих группах (см. рис. 20).

StO2% * * * # * * исход индукция перед ИК ИК начало ИК конец конец Рис. 20 Динамика тканевой оксигенации (StO2) во время анестезии исход индукция перед ИК ИК начало ИК конец конец 1 гр. (АКШ, нормотермия) 2 гр. (АКШ+клапан, гипотермия) 1 гр. (АКШ, нормотермия) 2 гр. (АКШ+клапан, гипотермия) * p<0,05 по сравнению предыдущим этапом, # p<0,05 относительно исхода, p<0,05 между группами В конце ИК тканевая оксигенация была выше во 2 гр. (77,4 5,9% против 70,3 6,8% p<0,02). Это можно объяснить тем, что потребление и/или кровоток в периферических тканях в условиях гипотермического ИК снижен. В конце операции у всех больных показатели тканевой и церебральной оксигенации были ниже, чем в исходе. Это было обусловлено снижением кислородной емкости периферических тканей, что впоследствии подтвердилось результатами ПАО.

ПАО показала, что уровень кислородного резерва в периферических тканях во время операции постепенно снижается в обеих группах (см. рис.

21), что имеет наибольшее значение у пациентов, оперированных в условиях нормотермического искусственного кровообращения.

исход перед ИК ИК конец операции -----70 ---*,,# # -% Рис. 21 StO2 min во время пробы с артериальной окклюзией исход индукция перед ИК ИК начало ИК конец конец 1 гр. (АКШ, нормотермия) 2 гр. (АКШ+клапан, гипотермия) * p<0,05 между этапами, # p<0,05 относительно исхода (обе группы), p<0,05 между группами % # # *, исход перед ИК ИК конец операции Рис. 22 StO2 max во время пробы с артериальной окклюзией конец исход индукция перед ИК ИК начало ИК конец 1 гр. (АКШ, нормотермия) 2 гр. (АКШ+клапан, гипотермия) * p<0,05 между этапами, # p<0,05 относительно исхода (обе группы), p<0,05 между группами Реактивная гиперемия во время ИК (StO2 max) была выше в 1 гр., что было обусловлено спазмом микрососудов при гипотермии во 2 гр. (см. рис. 22) При анализе всех случаев быстрого снижения артериального давления, не обусловленного левожелудочковой недостаточностью, выявлено снижение SсtO2 и повышение StO2 (см. рис. 23).

Рис. 23 Динамика SсtO2 и StO2 max при снижении системного артериального давления При гипертензии наблюдалась обратная зависимость: SсtO2 повышалась, а StO2 снижалась (см. рис. 24).

Рис. 24 Динамика SсtO2 и StO2 max при повышении системного артериального давления Таким образом, тканевая перфузия при отсутствии сердечной недостаточности во время кратковременных реакций сосудистой системы изменяется обратно пропорционально артериальному давлению. Это обусловлено кратковременными реакциями сосудов микроциркуляторного русла. В тоже время тканевая оксиметрия не отражает непосредственно микроциркуляторный кровоток, а показывает баланс между доставкой и потреблением кислорода. Поэтому изменения этого показателя могут отражать как собственно изменения микроциркуляторного кровотока, так и/или изменения метаболизма исследуемом регионе.

ВЫВОДЫ 1. Во время анестезии под воздействием различных факторов у кардиохирургических больных изменяется исходный тип функционального ответа сосудистой системы 2. Кратковременные реакции могут наблюдаться во всех сосудистых регионах (резистивное, емкостное и микроциркуляторное русло), что отражает переходные физиологические процессы и эффективность ауторегуляции сосудистой системы 3. Оценка вегетативной нервной системы с помощью ортостатических проб позволяет объективно оценить состояние вегетативной реактивности и ее вклад в реализацию повышения тонуса сосудов резистивного русла. Протокол профилактики интраоперационной артериальной гипертензии, включающий анализ вегетативной составляющей, позволяет снизить частоту этого осложнения с 48,0% до 30,4% 4. Внедрение протокола комплексной профилактики снижения тонуса резистивных сосудов позволило снизить частоту интраоперационной сосудистой недостаточности с 26% до 7,7% 5. Использование функциональных проб (теста пассивного поднятия нижних конечностей и инфузионной пробы) дает возможность определить индивидуальную тактику коррекции снижения тонуса емкостных сосудов во время анестезии. Благодаря этому частота гипотензии во время вводной анестезии была снижена с 26,0% до 9,3%. Оптимизация уровня преднагрузки позволяет увеличить стабильность гемодинамики и улучшает тканевой метаболизм 6. Во время кардиохирургических операций в условиях нормотермического искусственного кровообращения в значительной степени нарушается микроциркуляция и тканевая перфузия. Ведущими причинами является непульсирующий кровоток, повышение активности симпатического отдела вегетативной нервной системы и отсутствие сокращений сердца 7. На фоне температурной вазоконстрикции сохраняется реактивность микрососудов, которая преимущественно обусловлена активностью симпатического отдела вегетативной нервной системы 8. Для поддержания оптимальной периферической микроциркуляции и тканевой перфузии во время кардиохирургических операций необходимо сохранение ауторегуляции сосудистой системы, адекватная анестезия, предотвращение непреднамеренной гипотермии и поддержание адекватного уровня преднагрузки 9. Разработанный комплексный алгоритм анализа сосудистых реакций на основе функциональных проб позволяет в динамике оценить работу сосудистой системы во время кардиохирургических операций и дает возможность анестезиологу принимать правильные, патогенетически оправданные клинические решения ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 1. Для профилактики и лечения артериальной гипертензии во время анестезии рекомендуется динамическое определение вегетативного статуса с помощью последовательных ортостатических проб (активной ортостатической и антиортостатической с углом наклона головного конца –20 ).

При выявлении высокой активности симпатического отдела вегетативной нервной системы требуется усиление симпатической блокады.

Больным с высоким уровнем активности парасимпатического отдела вегетативной нервной системы необходимо избегать увеличения препаратов с симпатолитическим действием 2. Пациенты с симпатикоастеническим типом регуляции вегетативной нервной системы склонны к гемодинамической нестабильности и не нуждаются в снижении симпатической активности.

3. Для терапии интраоперационной артериальной гипертензии целесообразно применять пошаговый алгоритм лечения. Первым этапом проводится углубление всех компонентов анестезии (гипнотического, анальгетического, рефлекторного), и только при неэффективности данных мер – специфическая гипотензивная терапия 4. Рекомендуется использовать инфузию магнийсодержащих препаратов во время анестезии для профилактики интраоперационной артериальной гипертензии и нарушений микроциркуляции 5. Для предотвращения гипердинамических реакций на интубацию трахеи и коррекции интраоперационной артериальной гипертензии рекомендуется болюсное введение пропофола в дозировке 0,8 мг/кг 6. Для повышения стабильности гемодинамики во время вводной анестезии за счет увеличения тонуса резистивных и емкостных сосудов рекомендуется болюсное введение кетамина в дозировке 1 мг/кг 7. Для профилактики интраоперационной сосудистой недостаточности рекомендуется – поддержание температуры нормотермической перфузии не более 36 С, переход на режим умеренной гипотермии у больных группы риска развития сосудистой недостаточности – профилактику системного воспалительного ответа организма – уменьшение дозировок препаратов для анестезии под контролем ее адекватности – профилактику аллергических реакций и уменьшение частоты использования компонентов донорской крови – предотвращение непреднамеренной гипотермии с помощью воздушных устройств для активного согревания больного 8. Для выбора оптимальной тактики инфузионной терапии рекомендуется проведение последовательных тестов поднятия нижних конечностей. На основании теста определяется волемический статус больного и тип гемодинамической реакции на волемическую нагрузку. При наличии гиповолемии проводится пошаговая инфузионная проба (инфузия с шагом в 100 мл до момента достижения максимально возможного сердечного выброса за счет увеличения преднагрузки). Достигнутый уровень преднагрузки рекомендуется использовать в качестве ориентира для инфузионной терапии в течение всей операции 9. У больных с ХСН для поддержания стабильной гемодинамики на фоне предоперационного применения левосимендана до начала вводной анестезии необходимо начинать вазопрессорную терапию (норадреналин 50-100 нг/кгмин). Также требуется увеличивать объем внутривенной инфузии перед вводной анестезией до 4,5 мл/кг 10. Для контроля периферической микроциркуляции во время анестезии рекомендуется использовать ЛДФ, как метод позволяющий отслеживать динамическое изменение кровотока в микрососудах 11. Для интраоперационного контроля тканевой оксигенации рекомендуется применять тканевую оксиметрию на основе методики близкой по спектру к инфракрасной спектроскопии 12. Для поддержания нормальной периферической микроциркуляции во время операции необходимо поддерживать адекватную анестезию, избегать непреднамеренной гипотермии и обеспечивать адекватный уровень преднагрузки 13. У пациентов с высоким риском развития нарушений периферической микроциркуляции можно применять левосимендан в дозировке 0,мкг/кгмин в течение суток за 48-72 ч до операции Список основных работ, опубликованных по теме диссертации 1. Аксельрод Б.А., Мещеряков А.В., Бабалян Г.В., Яворовский А.Г., Гулешов В.А., Евдокимов М.Е. Вегетативная реактивность и интраоперационная артериальная гипертензия у больных ИБС. Анестезиология и реаниматология. – 2000 г. –№5. – стр. 35-2. Яворовский А.Г., Мещеряков А.В., Гришин В.В., Аксельрод Б.А. Использование клофелина для профилактики периоперационной дисфункции миокарда у больных ИБС. Анестезиология и реаниматология. – 2000 г. – №5. – стр. 31-3. Аксельрод Б.А., Бабалян Г.В., Шмырин М.М. Влияние внутривенных гипнотиков на вегетативный ответ у больных ИБС. Анестезиология и реаниматология. – 2004 г. – №5.

– стр. 8-4. Трекова Н.А., Аксельрод Б.А., Бабалян Г.В., Зайцева С.В., Дементьева И.И., Бунятян А.А. Клинико-лабораторная оценка применения 20% альбумина (плазбумин) у кардиохирургических больных. Анестезиология и реаниматология. – 2006 г. – №1. – стр. 18-5. Толстова И.А., Аксельрод Б.А., Шмырин М.М., Яворовский А.Г. Оптимизация волемического статуса перед вводной анестезией у кардиохирургических больных. Анестезиология и реаниматология. – 2008 г. – №5. – стр. 26-6. Аксельрод Б.А., Толстова И.А., Бабалян Г.В., Яворовский А.Г. Интраоперационная оценка системы микроциркуляции у кардиохирургических больных. Анестезиология и реаниматология. – 2008 г. - №5. – стр. 32-7. Трекова Н.А., Андрианова М.Ю., Толстова И.А., Аксельрод Б.А., Зайцева С.В., Морозов Ю.А.. Применение раствора Калия и магния аспарагинат для поддержания баланса калия и магния при кардиохирургических вмешательствах в условиях искусственного кровообращения. Анестезиология и реаниматология. – 2008 г. - №5. – стр. 14-8. Akselrod B., Babalian G., Trekova N., Bunatian A. Low Arterial Pressure after Low Doze Propofol Administration: Hemodynamic and ANS Activity. Journal of Cardiothoracic and Vascular Anesthesia (EACTA 2008 abstracts), June 2008, Vol. 22, N 3S. (Supplement), P. S9. Аксельрод Б.А., Толстова И.А., Трекова Н.А., Колпаков П.Е., Бабаев М.А., Белянко И.Э. Влияние предоперационной терапии левосименданом на волемический статус и сосудистый тонус у больных хронической сердечной недостаточностью во время анестезии.

Анестезиология и реаниматология. – 2009 г. – №6. – стр. 46-10. Толстова И.А., Аксельрод Б.А., Шмырин М.М., Яворовский А.Г. Цельориентированная инфузионная терапия у больных во время операций реваскуляризации миокарда. Анестезиология и реаниматология. – 2009 г. - №5. – стр. 13-11. Трекова Н.А., Толстова И.А., Аксельрод Б.А., Зайцева С.В., Коротеев А.В. Изменения гемодинамики и волемического статуса при интраоперационной эксфузии крови у боль ных с хронической сердечной недостаточностью. Анестезиология и реаниматология. – 2009 г. – №5. – стр. 20-12. Akselrod B., Tolstova I., Yavorovsky A., Bunatian A. Same temperature during different technique of CABG. What is the microcirculation reaction? Journal of Cardiothoracic and Vascular Anesthesia (EACTA 2009 abstracts), June 2009, Vol. 23, Issue 3, Supplement, P. S5.

13. Аксельрод Б.А., Трекова Н.А., Гулешов В.А., Толстова И.А., Гуськов Д.А., Бабаев М.А. Непреднамеренное охлаждение, активное согревание и микроциркуляция у кардиохирургических больных. Анестезиология и реаниматология. – 2010 г. – № 5. – стр. 4-14. Трекова Н.А., Аксельрод Б.А., Шмырин М.М., Зайцева С.В. Анестезиологическое обеспечение операций реваскуляризации миокарда у больных старше 70 лет. Анестезиология и реаниматология. – 2010 г. – № 5. – стр. 52-15. Толстова И.А., Аксельрод Б.А., Яворовский А.Г. Диагностика волемических нарушений у кардиохирургических больных: современное состояние проблемы. Анестезиология и реаниматология. – 2010 г. – №2. – стр. 60-16. Tolstova I., Akselrod B., Yavorovskiy A., Bunatian A. Preload during off-pump coronary artery bypass grafting – how much is enough? Deutscher Ansthesiecongress (DAC), Nurnberg, Germany, 19th-23th June 2010, P. 17. Akselrod B., Trekova N., Tolstova I., Bunatian A. Preoperative Levosimendan Administration: What Is the Vascular Payment During Anaesthesia? Journal of Cardiothoracic and Vascular Anesthesia (EACTA 2010 abstracts), June 2010, Vol. 24, NO 3S, Supplement, P. S18.

18. Аксельрод Б.А., Толстова И.А., Андрианова М.Ю., Трекова Н.А. Роль магния в реализации сосудистых реакций во время анестезии у кардиохирургических больных. Анестезиология и реаниматология. – 2011 г.– №3. – стр. 8-19. Tolstova I., Akselrod B., Trekova N., Bunatian A. Total magnesium plasma concentration and vascular reactivity during cardiac surgery: what is the relationship? Journal of Cardiothoracic and Vascular Anesthesia (EACTA 2011 abstracts,), June 2011, Vol. 25, N3 Supplement, S42, P-20. Akselrod B., Tolstova I., Trekova N., Bunatian A. Endothelial dysfunction and intraoperative microcirculation in chronic heart failure patients: is arterial occlusion test a useful tool in cardiac surgery? Journal of Cardiothoracic and Vascular Anesthesia (EACTA 2011 abstracts), June 2011, Vol. 25, N3 Supplement, S24, O Список сокращений, использованных в тексте автореферата АД диаст диастолическое артериальное давление АД сист систолическое артериальное давление АД ср среднее артериальное давление ВНС вегетативная нервная система ГЭК гидроксиэтилкрахмал ИАГ интраоперационная артериальная гипертензия ИБС ишемическая болезнь сердца ИГКДО индекс глобального конечно-диастолического объема ИК искусственное кровообращение ИОПСС индекс общего периферического сопротивления ИСН интраоперационная сосудистая недостаточность КМА калия и магния аспарагинат ЛДФ лазерная допплеровская флоуметрия МНОАР Московское научное общество анестезиологов и реаниматологов МТ миогенный тонус микрососудов (перф. ед.) н.е. нормализованные единицы НТ нейрогенный тонус микрососудов (перф. ед.) ОПСС общее периферическое сосудистое сопротивление ПАО проба с артериальной окклюзией перф. ед. перфузионные единицы ПШ показатель шунтирования РКК резерв капиллярного кровотока (%) СИ сердечный индекс ТППНК тест пассивного поднятия нижних конечностей УИ ударный индекс ФИ ЛЖ фракция изгнания левого желудочка ХСН хроническая сердечная недостаточность ЦВД центральное венозное давление ЧСС частота сердечных сокращений ASA Американская ассоциация анестезиологов HF High Frequency, или волны высокой частоты, диапазон – 0,15-0,4 Гц HF normal нормализованные волны высокой частоты, н.е.

LF Low Frequency, или волны низкой частоты диапазон – 0,04-0,15 Гц LF normal нормализованные волны низкой частоты, н.е.

LF/HF частотное отношение M показатель микроциркуляции M max максимальное значение показателя микроциркуляции после ПАО (%) M min минимальный уровень показателя микроциркуляции во время ПАО (%) StO2 тканевая оксигенация (%) StO2 max максимальный уровень тканевой оксигенации после ПАО StO2 min кислородный резерв, минимальный уровень StO2во время ПАО SсtO2 церебральная оксигенация (%) T 1/2 время полувосстановления кровотока (сек) t центр центральная температура T max интервал времени от снятия окклюзии до достижения Мmax.(мсек)






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.